Взгляд

Сколько для Путина стоят войны в Украине и Сирии

05 сентября 2018


Хотя конфликты в Украине и Сирии имеют для России ограниченный характер, уже можно оценивать, долго ли страна сможет их поддерживать

«Войны – это дорого, и россияне начинают это ощущать», пишет в новой колонке «The Toll of Putin’s Wars» известный шведский аналитик и старший научный сотрудник Atlantic Council Андерс Аслунд.

Аслунд отмечает, что будучи 11-й в мире страной по размерам экономики, Россия способна в краткосрочной перспективе справиться с неизбежными расходами. Но долгосрочные перспективы – совсем другое дело. По данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), с 2008 по 2016 годы Россия увеличила военные расходы с 3,3% ВВП (что примерно соответствует нынешнему уровню США) до 5,3%. Согласно официальным данным российского правительства, только расходы по «гражданским» статьям в оккупированном Крыму составляют примерно 2 млрд долларов в год. Данные о затратах РФ на оккупацию территорий на востоке Украины по понятным причинам в бюджете отсутствуют, но можно уверенно предположить, пишет эксперт, что их размер примерно такой же. То есть, Россия ежегодно тратит 4 млрд долларов (0,3% ВВП) только на содержание этих двух оккупированных терииторий.

Европа перемалывает Путина

Россия, продолжает Аслунд, также несет убытки от упущенных из-за развязанной ею войны торговых и инвестиционных возможностей, а также из-за усиления санкций, которых самих по себе достаточно, чтобы обречь страну на экономическую стагнацию — причем эта стагнация будет гарантированно продолжаться все время, пока Россия не прекратит воевать. Эксперт напоминает, что США и Евросоюз ввели санкции в отношении российского финансового и нефтегазового сектора, а также отрасли оборонных технологий, в июле 2014 года в ответ на военную агрессию России против украинского Донбасса. Аслунд считает, что санкции достаточно эффективны. Поскольку все операции с долларами проходят через американские банки, а РФ на международном рынке рассчитывается в значительной степени долларами, эти рассчеты закономерно оказываются в юрисдикции министерства финансов США, и применяя даже одни лишь финансовые санкции, США могут оставить Россию без иностранных инвестиций вообще.

В августе 2015 года Международный валютный фонд подсчитал, что западные санкции способны немедленно снизить  реальный (с учетом инфляции) ВВП России на 1-1,5%. В среднесрочной перспективе, цитирует Аслунд анализ МВФ, санкции «могут привести к кумулятивному снижению ВВП на 9%, поскольку сокращение накопленного капитала и передачи технологий потолкнут уже и так падающие темпы роста производительности».

После того, как для российских компаний был перекрыт доступ к долларовым кредитам, у них исчезла возможность валютного перекредитования и они вынужденно начали погашать кредиты. В результате общий внешний долг России снизился с 732 млрд долларов в июне 2014 года до 519 млрд долларов в декабре 2015 года, и на этом уровне с тех пор и находится, пишет Аслунд. Международные валютные резервы России снизились с 510 млрд долларов в конце 2013 года до минимального уровня 356 млрд долларов в марте 2015 года. С тех пор они снова выросли до 458 млрд долларов благодаря постоянному и значительному профициту счета текущих операций. В период с 2015 по 2017 годы объем прямых иностранных инвестиций в Россию в среднем не превышал уровня 2% ВВП в год, что почти вдвое меньше уровня предыдущих лет. При этом речь идёт о снижении не просто инвестиций, но еще и импорта технологий.

Несмотря на эти трудности, Россия сумела сохранить макроэкономическую стабильность и позитивный внешний баланс, однако добилась этого за счет некоторого спада в объёмах производства и серьезного снижения уровня жизни населения. За четыре года санкций – с 2014 по 2017 годы – ВВП страны снизился лишь на 0,5%, но размер реальных доходов населения за тот же период обвалился на 17%, а объем инвестиций сократился на 12%.

Между тем, Россия и Украина втянулись в эскалацию взаимных торговых санкций. Оборот двусторонней торговли в период 2012-2016 годов рухнул на 80%. И хотя торговая война нанесла больший ущерб Украине, отмечает Аслунд, Россия потеряла из-за нее значительный объем рынка своего экспорта, а также главный источник импортируемого военного оборудования. Прежде Украина была самым важным клиентом для российской энергетической отрасли, но с ноября 2015 года она совершенно перестала импортировать природный газ из России.

Почему Медведчук появился именно сейчас?

Аслунд констатирует, что захват Россией активов в Крыму и Донбассе также привел к серьезным издержкам. В соответствии с российско-украинским соглашением 1998 года о взаимной защите инвестиций компании Украины подали уже как минимум восемь исков против Российской Федерации в Постоянную палату третейского суда в Гааге. Один только украинский государственный энергогигант «Нафтогаз» и его подразделения требуют компенсации ущерба на сумму 7 млрд долларов, а «Ощадбанк», «Приватбанк» и «Укрнафта» претендуют на компенсации в размере 1 млрд долларов каждый. Один из исков, выдвинутый группой украинских компаний, уже удовлетворён, напомианет Аслунд, и остальные процессы, скорее всего, закончатся так же. В итоге незаконная конфискация активов обойдртся России в 10 млрд долларов.

«Нафтогаз» также выиграл судебное разбирательство у «Газпрома» — в феврале Стокгольмский арбитражный суд постановил, что «Газпром» обязан выплатить «Нафтогазу» 2,56 млрд долларов. «Газпром» отказывается выплачивать эту сумму, на что «Нафтогаз» ответил арестами активов «Газпрома» за рубежом. Неуважение «Газпрома» к вердикту торгового арбитражного суда может реально очень дорого обойтись крупнейшей российской энергокомпании, считает Аслунд.

Санкции, скорее всего, будут сохраняться длительное время, полагает эксперт, поскольку реальные перспективы урегулирования конфликта с Украиной пока не просматриваются. «Санкции вообще имеют свойство оставаться надолго, — пишет он, — поскольку конфликты, которыми они вызваны, часто множатся и эволюционируют. Например, США в апреле ввели дополнительные санкции в ответ на вмешательство России в президентские выборы 2016 года.»

Новые санкции нанесли болезненный удар по российскому рублю и фондовому рынку. Следующий удар последовал в конце лета, — Конгресс США отреагировал на невразумительные итоги саммита Путина и Трампа в Хельсинки. Вслед за принятием в прошлом году закона «О противодействии врагам Америки посредством санкций», двухпартийная коалиция в Конгрессе готова одобрить еще более жесткий пакет санкций, которые, видимо, будут касаться суверенного долга России и ее государственных финансовых учреждений. «Одна только угроза расширения американских санкций в этом направлении уже обвалила российский рынок», — отмечает Аслунд.

Завершая анализ, эксперт укаывает, что темпы роста экономики России застряли на анемичном уровне в 1,5% в год. При этом ежегодные гражданские, юридические и прочие затраты, связанные с ее военной агрессией, составляют сейчас как минимум 3-4% ВВП, или 45-60 млрд долларов. «Пока что Кремлю удается справляется с этой ситуацией, — констатирует Аслунд, — но рано или поздно накапливающиеся издержки неизбежно приведут к серьезным политическим последствиям».

Андерс Аслунд, Liga.net