Гуманитарная аура

Армянск как показатель невозможности жизни без Украины

11 сентября 2018

Ситуация в Армянске остается загадкой.

Экономического коллапса, который многие предсказывали, в Крыму нет. Но есть другие проблемы. Молодые люди, живущие сейчас в Крыму, помнят время, когда там можно было свободно разговаривать: о чем угодно, где угодно и когда угодно. И то, что там сейчас нельзя свободно говорить – они чувствуют. Все связанное с критикой властей в Крыму – запрещено. Стукачество – распространенное явление: люди побаиваются друг друга. Здесь нам в Киеве такое трудно представить.

Вторую неделю в новостях Армянск, это одна из главных тем. Мы до сих пор не понимаем, о каких химикатах идет речь – выброс чего был? Или что там произошло на самом деле? Это – вопросы и к нашей власти тоже. Или речь идет об испарениях из одного «знаменитого» озера, — пишет Осман Пашаев, «Новое Время».

Отравленный Крым. Есть ли у нас план?

Для тех, кто мало представляет, о чем речь: в Армянске и Красноперекопске сосредоточено много химической промышленности. Причем даже не только в масштабах Крыма: ее и в масштабах Украины там много сосредоточено – почти как в некоторых районах Луганской области. И речь идет не только о Крымском «Титане», – там есть лакокрасочный завод, крымский содовый. Так вот остатки всех этих производств сливались в одно озеро, где не то, что вся таблица Менделеева была представлена – изменившаяся таблица Менделеева была в нем. И для поддержания нормального экологического состояния там нужна была вода. Большие объемы воды.

Журналисты, оставшиеся в Крыму, сняли репортаж из Армянска: он был выстроен на интервью местных жителей, которые либо работают на этом предприятии, либо работали – пенсионеров, либо просто родителей с детьми. Только их интервью и никаких больше комментариев. Благодаря их сюжету мы узнали, что там вообще происходит. Страх у снимавших журналистов уже есть: все это называется нагнетанием ситуации – Аксенов так и сказал, что это – люди, которые сеют панику.

Обстановка очень напряженная. Сказать, что это формат Северной Кореи нельзя, мы в таком случае вообще ничего не узнали бы, но то, что всех запугивают, чтобы молчали и не говорили о том, что есть – даже об испарениях на химическом предприятии – это да, правда. Ведь речь сейчас не идет даже о каких-то политических преследованиях, о политзаключенных, о ситуации в Керченской колонии, где уже почти год правозащитники говорили об избиениях, и следком российский только-только обратил внимание на пытки, которые там происходят. Нет, речь идет об экологии и жизнях людей.

Но даже это – не повод лишний раз сказать, какая Украина плохая – мол, из-за того, что нет днепровской воды «внезапно» пересохли эти озера (внезапно – как это бывает у оккупантов, когда то, что это произойдет – очевидный факт), и вот эта дрянь, которая годами копилась, стала испаряться из-за бандеровцев. Ведь тогда будет нестыковка: так что, проклятые бандеровцы нам нужны? И тут концепция камней с неба начинает рушиться: без Украины и не обойтись-то вообще.

Азовское море проблем

Те, кто не пропутинские, начинают задаваться вопросом о том, что, может, то, что произошло четыре года назад – не совсем хорошо для Крыма? И даже это вызывает опасение. Ведь рушит концепцию русского народа Крыма, который воссоединился и приплыл в родную гавань.

Вопросы, которые все больше будут вызывать интерес населения – пытки и экология: вещи, с которыми в украинское время население Крыма, как минимум – в таком объеме, не сталкивалось.

Осман Пашаев, «Новое Время»