Концептуально

Как выглядит Украина в мировой медийной среде

12 сентября 2018

Из-за пассивной информационной политики Украину стали воспринимать в мире как рыбу-прилипалу, которая расслабленно паразитирует на медийных акулах

В Соединенных Штатах Америки о Майдане знают очень мало. Революцию Достоинства в лучшем случае, сравнивают с революцией в Египте на площади Тахрир, с «Арабской весной», с антиправительственными протестами в Армении и другими подобными отголосками революций, которые долетели до американской медийной действительности. Поэтому американцы не понимают главной разницы между Майданом и другими мировыми протестами. В отличие от прочих современных борцов за демократию, мы — страна, которой удалось.

Украина смогла организовать мощное сопротивление новой форме империализма. Собственным опытом раскрыла методы информационной и гибридной войны, наглядно показала источник новых глобальных угроз. Но несмотря на это иностранные журналисты до сих пор не понимают, почему в Киеве «убивают и воскрешают Бабченко» и требуют бойкотировать чемпионат мира по футболу в России. Они воспринимают это как проявление украинской «обиды» на Москву. В целом же о ситуации в Украине они знают очень мало — даже не на уровне фактов, а на уровне общих ощущений, — пишет Катерина Лисунова, Liga.net.

Объясняя эту проблему, стоит начать с того, что в США начисто отсутствует журналистская сдержанность и хладнокровие. Стандартами беспристрастности здесь пренебрегают даже на низовом уровне подачи и обсуждения информации. В американских новостях доминируют горячие эмоции, часто неприкрыто манипулятивные. Медиа-персоны считают обязательным рассказать, что они «думают и чувствуют» в отношении любой из новостных тем. Выглядит это как сеанс онлайн-психотерапии или реалити-шоу. Поэтому каждый американский новостной сюжет или статья оставляют «эмоциональное послевкусие», «впечатление», а конкретных фактов — минимум. Именно на таком уровне общих «впечатлений» американцы и знают об Украине.

Без «лапши» не скрепно. Почему МИД РФ требует изменить контент украинских СМИ

В результате украинцев искренне уважают, понимают нашу борьбу против Кремля, понимают идею независимости Украины — но до сих пор не понимают украинской идентичности. А также внешних, культурных и национальных отличий от России. Для них мы вроде Новой Зеландии, Австралии, Канады или собственно самих США: мол, Украина «откололась» от России, так как стремилась к независимости, но исторические предпосылки такого «откалывания» на Западе остаются загадкой. Гражданам, а также нередко даже опытным журналистам, ничего неизвестно о веках оккупации, угнетения и репрессий. Американцы изумляются, когда узнают о политике России по ликвидации украинского языка. Но перед этим они удивляются, что в Украине вообще существует собственный язык. Выражают недоверие, когда слышат о запрете молиться по-украински (см. Валуевский циркуляр от 30 (18) июля 1863 года), о принудительной русификации, о «фамилиях-мутантах», введенных в царские времена, когда носить фамилию с окончанием на «-сян», «-ко», «-дзе» и так далее было просто запрещено. Удивительно, но то, что для украинцев давно очевидно, мир до сих пор не знает.

И, как бы нам это ни было неприятно, но создатели этой проблемы — мы сами. Причины кроются в украинском информационной политике — точнее, в ее отсутствии. Наше государство не умеет огранизовать двустороннюю связь и распространять конструктивные месседжи — как внутри, так и снаружи.

С последним особенно плохо: «наружу» украинские СМИ не работают вообще. Единичные украинские корреспонденты, работающие за границей, практически не используют международные площадки и продолжают работать исключительно на внутреннего украинского потребителя. Причем та информация, которую они передают из-за границы, почти никогда не содержит глубокого анализа мировых тем, она больше похожа на поверхностные впечатления праздного туриста, который хочет видеть экзотику и не желает ничего знать о проблемах. Главные сюжеты — как живут за границей, о местных праздниках и традициях. Конечно, это популярный массовых продукт, и украинский зритель будет это смотреть. Но в условиях внешней агрессии и напряженной международной ситуации такие развлекательные материалы просто не имеют права оставаться приоритетными для редакторов.

Сегодняшний Украине необходимо активно участвовать в процессах на международной арене. И даже больше, — нашему государству критически важно играть на опережение. В таких условиях необходимо в первую очередь распространять вовне важные для нас месседжи. Однако у нас до сих пор нет такого канала общения с миром. Вместо этого украинский журналист в США так и работает по «довоенной» и «дореволюционной» схеме. Какую информацию получают наши граждане? Преимущественно развлекательного характера. Украинский журналист — «entertainer», который развлекает украинского зрителя, беззаботный иностранный турист. Он делает новости про курьёзы, праздники и забавные случаи из американской жизни. Но ведь украинского зрителя необходимо не только развлекать — но и просвещать. Украина играет важную роль на международной арене, более того — является на ней полноценным игроком. Никто, кроме россиян и самих украинцев, никогда не считал нас “страной третьего мира”. Только за рубежом можно оценить все разнообразие украинских комплексов “меншовартості”. Но это и неудивительно — ведь украинцам никто, никогда не давал настоящих политических новостей из-за рубежа, тем более, через призму наших интересов. Когда нам надо узнать про зарубежную политику, мы топорно переводим чужие новости через Google Translate и не ставим никаких фильтров.

Работа украинских СМИ на внешний рынок отсутствует напрочь. Но как она могла бы выглядеть? Именно наши медиа должны «продавать» важные для Украины события на Запад, рассказывать об отечественных достижениях, привлекать внешние инвестиции, туристов, компании, инновации, выгодные предложения сотрудничества. Для этого необходимо всего лишь говорить про нас, сделать наши новости — международными. Наконец, объяснять, рассказывать, делать всему миру прививки от российской пропаганды — так хорошо, как умеем только мы. Высмеивать истории про “распятого мальчика” не только у себя дома, но и публично. Чтобы мир сам начал к нам тянутся и понимать необходимость тех вещей, которые для нас, уже очевидны. Но нет — мы почему-то так и продолжаем выжимать последнее из своих граждан — и игнорируем работу на внешнем информационном рынке.

Простая «зрада» — удел одноклеточных. Вернет ли Украина свои территории

Среднестатистического украинца давно разрывает от постоянных перепадов между «зрадой» и «перемогой». Такая ситуация сформировалась потому что украинские медиа и их владельцы обычно заинтересованы лишь в простых инструментах информационного воздействия на граждан — чтобы продавать себя, свою политическую силу, свои интересы украинскому избирателю. Работать на глобальном рынке, продавать там свою информацию, продвигать украинские месседжи — значительно сложнее, требует значительно большего профессионализма, но зато и выгоднее. И этот процесс до сих пор не движется, а если и движется, то очень медленно — без всякой заинтересованности со стороны бизнеса и государства.

Интересно, что это не понимают не только на уровне руководства медиа, но и на уровне среднестатистических журналистов. Коллеги в Украине до сих пор спрашивают — зачем нужно иметь собственные СМИ на глобальных международных площадках: в ООН, в Европарламенте, в Женеве, в НАТО, в Пентагоне (да, там также существует пространство для работы иностранных журналистов)? Украинские медиа до сих пор не начали думать глобально — несмотря на информационную войну и на успешный опыт других стран. Везде — от Канады до Австралии, от Германии до Японии, в Зимбабве, в Уганде, в Перу и так далее — журналисты отстаивают и продвигают месседжи своих государств на международных площадках. А типичный вопрос среднестатистического журналиста из Украины до сих пор звучит так: «чем это может быть интересно украинскому зрителю?». Отечественная медиа-индустрия до сих пор не осознает, что ее может интересовать и совсем другой зритель, — внешний.

В то же время Москве уже вполне удалось сформировать для себя желательный образ в сознании американского гражданина. Россию в Соединенных Штатах «боятся, но уважают», — считают сильным, экономически развитым и высокотехнологичным государством. Нередко даже утверждают, что США якобы проигрывают России по уровню жизни. Владимира Путина называют «гениальным стратегом» и умным и хитрым лидером, хотя и «злым». Одним из информационных месседжей Кремля стал успешно продавамый американскому потребителю культ Российской империи. Пропаганда формирует романтический образ царской России: яйца Фаберже в «Metropolitan Museum of Art», выставки, посвященные царскому периоду, многочисленные публикации о царях из рода Романовых, мюзикл «Анастасия» на Бродвее по мотивам одноименного мультика, выпущенного в 1997 году.

Также активно продвигается образ «крутых российских спецагентов». Реальные российские шпионки, поимка  которых в США должна была поднять волну возмущения, расследований и санкций, мало-помалу превратились в очаровательных и положительных героинь американских остросюжетных блокбастеров: Наташа Романова и Елена Белова — персонажи популярной комикс-вселенной Marvel Comics, Эвелин Солт в исполнении Анджелины Джоли, «Доминика Егорова», которую в фильме «Красный Воробей» сыграла Дженнифер Лоуренс. Этот фильм был, кстати, снят на основе одноименного романа Джейсона Мэттьюса о сексуальной русской шпионке, которая очень напоминает реальную и всем известную Анну Чапман. Среди относительно недавних примеров можно назвать фильм «U.N.C.L.E» — историю о двух шпионах, американском и советском, которым приходится работать вместе. И так далее.

На таком фоне российское вмешательство в выборы американского президента не вызвало сильной или даже изумленной реакции в Соединенных Штатах. Мошенничество мирового масштаба в восприятии публики превратилось в анекдот. Стала обычной шутка, что «русские выбрали нам президента». Многие не понимают, что это диверсия, и не чувствуют себя обманутыми. И это неудивительно, раз уж красивые «русские Наташи» являются положительными героинями мировой киноиндустрии.

Россия отказалась гарантировать невмешательство в выборы

А мы в самый разгар инфомационной войны в основном молчим и лишь надеемся, что о нас вспомнят. В итоге Украина время от времени упоминается в ведущих СМИ, но при этом ее часто воспринимают как рыбу-прилипалу, которая пассивно ездит на медийных акулах. Да, мы периодически становимся источником «Breaking News». Но такие новости — лишь краткие информационные волны, которые существуют в течение нескольких дней, а потом  мы снова исчезаем из информационного пространства. Не понимая этого, украинцы часто удивляются, обижаются и огорчаются, что о нашей стране, о боевых действиях и о постоянной росийской агрессии мало говорят. В свою очередь, недруги манипулируют этим: «видите? — о вас уже все забыли! никому вы там не нужны». Патриотический клич «Слава Украине!» называют «нацистским», а украинцев обвиняют в антисемитизме, игнорируя абсолютно противоположные результаты международных статистических исследований.

Настоящая причина этого очень проста — мы не в состоянии ежедневно производить инфоповоды, устраивать Майданы или «убивать Бабченко», чтобы о нас постоянно говорили. Для этого нам нужен собственный популярный,  активный, наступательный медийный ресурс. Не «локально-украинский», а по-настоящему международный англоязычный телеканал со штаб-квартирами и корреспондентами во всем мире. Нам нужно строить информационный мост в другие страны. Нам нужны журналисты во всех международных организациях, которые могли бы постоянно продвигать украинский дискурс. Каждый раз, на всех зарубежных брифингах задавать вопросы об Украине. И тогда будет неважно, что о нас говорят другие — потому что у нас появится собственный голос.

Украинцы не могут ждать, пока о нас вспомнят, — мы должны не давать о себе забыть.

Катерина Лисунова, Liga.net