Взгляд

Не трогайте журналистов!

18 сентября 2018

На любой войне есть неписаные правила. Например, не стрелять в медиков и водоносов, даже если это переодетые медики и водоносы.

Не потому что это особая каста неприкасаемых. А потому что если все начнут стрелять в санитаров, спасать раненых будет некому по обе стороны фронта.

Точно так же нельзя бить журналистов. Независимо от того, какое СМИ он представляет.

Не делите журналистов

Даже если кто-то считает отдельно взятую акцию протеста своей личной войной. Не потому что журналисты особенные. А потому что это плохо заканчивается. Для общества, для протестующих и лично для того, кто сегодня ударил журналиста, а когда-нибудь захочет доказать, что его били, в него стреляли или нарушали его права. Потому что без камеры, микрофона и журналиста это невозможно. И банально, потому что в следующий раз, когда и если людей будут расстреливать, показывать будет некому – ни суду, ни обществу.

Не нравится телеканал, считаете его деятельность антигосударственной – есть соответствующие органы, в которые можно обратиться с фактами нарушения закона; не нравится собственник – та же история. Корень зла – там. А бить журналиста – это слабость и глупость.

И если уже до конца быть честным, агрессия в отношении конкретного журналиста в том числе – следствие преступной бездеятельности ответственных органов. Первой к бойкоту NewsOne призвала президентская фракция, объявив его работу антигосударственной, собственников – пророссийскими, а руководителей – предателями.

Депутаты требуют, чтобы Мураев был обвинен в госизмене

При этом ни один орган, ответственный за пресечение подобной деятельности на это не отреагировал – ни Нацсовет, ни СБУ, ни СНБО, ни лично президент Петр Порошенко, который согласно закону имеет полномочия обратиться в Совбез с предложениями о санкциях. Атаки на институции, в том числе на СМИ и активистов – это в том числе и их вина.

Весь патриотизм и смелость свелись к разрыванию рубашки на трибуне и решительному призыву к бойкоту. А я уверен, что у государства должны быть, и есть более действенные и эффективные инструменты. Особенно с учётом войны и десятков тысяч пострадавших.

Мустафа Найем