Гуманитарная аура

Радоваться рано. Томос не предоставлен

12 октября 2018

Не манипулируйте — автокефалии пока нет.

Это не автокефалия, а восстановление Киевской митрополии в составе Константинопольского патриархата. Что само по себе не исключает автокефалию как следующий шаг. Более того, процедурно этот промежуточный этап делает следующий шаг более легитимным, — пишет Кирилл Говорун, «Новое Время».

Применено право первой церкви принимать апелляции из других церквей. Сейчас это право редко применяют, а в первом тысячелетии это было часто. В свое время им пользовались святые вроде Максима Исповедника.

Отныне в храмах УПЦ КП, УАПЦ и УПЦ МП должны начать поминать имя Константинопольского патриарха.

Как я уже писал, это не томос или автокефалия. Поэтому президент в своем твиттере забегает вперед, когда пишет: «То, о чем мечтали поколения украинцев и молились современники наконец свершилось: Украина получила автокефалию».

Раскол отменен. Что означает возвращение канонического статуса Филарету

Также забегает вперед пресс-центр Киевской патриархии, когда сообщает: «Вселенский патриархат показал, что все упомянутые решения Московского патриархата является не действительными и не действенными, поэтому восстановил на всеправославном уровне каноническое признание иерархического сана, патриарха Филарета, и всего епископата и духовенства Киевского патриархата. Так же подтверждена действительность и действенность всех совершенных ими таинств».

Из решения Константинопольского Синода не вытекает автоматическое признание иерархии Киевского патриархата или патриаршества Филарета. Действительно, положительно рассмотрены его апелляция в отношении лишения сана и последующей анафемы. Но закон не имеет обратной силы. Следует ожидать отдельного решения Константинополя по поставленной им иерархии.

Я понимаю эйфорию от Константинопольского решения, но все же не стоит портить хорошее начало манипуляциями.

Еще один нюанс, который становится понятным, если внимательно читать текст константинопольского постановления и понимать ее исторический контекст.

Вселенский патриархат восстановил в Украине не одну, а две свои параллельные структуры. Первая – это Киевская митрополия, входившая в состав Константинополя до 1686 года, а затем «по икономии» ее передали под управление Москвы. Возникает закономерный вопрос: какая из существующих в Украине церквей ближайшая к этой митрополии?

Ответ может будет парадоксальным: это прежде всего УПЦ МП. Именно она, во-первых, является канонической, а во-вторых, действительно находится под руководством Москвы. Поэтому УПЦ имеет шанс, признав факт возвращения в Константинополь, стать основой поместной церкви в Украине. Но что-то мне подсказывает, что она этим шансом не воспользуется.

А вторая структура – это Константинопольская ставропигия. Она должна подчиняться Вселенскому патриарху через голову Киевского митрополита. В этом смысле ставропигия – это не начало восстановления митрополии, как уже прокомментировали, а параллельный этому процесс.

Кирилл Говорун, «Новое Время»