Концептуально

На новый срок. Какой станет Украина при Порошенко

26 октября 2018

Казалось бы, чем может удивить Порошенко после пяти лет у власти? Тем не менее просчитается тот, кто назовет его второй президентский срок скучным.

Петр Порошенко отличается от всех остальных претендентов на президентскую булаву тем, что он уже ею обладает. Предположим, что он вновь победил на выборах и приступил к реализации или завершению всего того, что он наобещал или инициировал раньше, — пишет Юрий Вишневский, «Деловая столица».

Понятно, что второй срок президентства Порошенко — это период, когда он пытается успеть сделать или довести до ума все то, что не успел во время первого срока. Но не следует забывать, ради чего он это делает. У него есть две сверхзадачи: оптимистичная и реалистичная. Оптимистичная — получить место в истории как президент, который оторвал Украину от Московии и вернул в Европу и западный мир. Реалистичная — обезопасить от преследований себя и свой бизнес после завершения второго срока.

Что общего у Порошенко с Кремлем

Внешняя политика. «Мы воссоединяемся со своей семьей»

Еще в мае 2014-го, перед первыми президентскими выборами, Порошенко рассказывал в публичных выступлениях, что у него есть мечта: когда завершится его второй президентский срок, стать депутатом Европарламента. Наверное, там он мог бы претендовать на какой-нибудь крупный пост, быть может, даже на самый высокий (президента Европарламента). Но для этого, разумеется, нужно, чтобы Украина сначала стала членом Евросоюза. А это вряд ли успеет случиться до весны 2024-го, когда Петру Алексеевичу придется уступить дом на Банковой новому хозяину.

Тем не менее этой цели — вступлению Украины в Евросоюз — посвящена вся деятельность Порошенко во время второго президентского срока. В двери ЕС он стучится с той же настойчивостью, с которой в 2014-2017 гг. добивался безвиза. И никакой новой риторики ему придумывать не нужно. Она уже была придумана во время эпопеи с безвизом: мы говорим «окончательное «Прощай!» Российской империи. И мы воссоединяемся с семьей, частью которой были столетиями».

Впрочем, это не означает, что Порошенко только тем и занят, что звонит европейским лидерам и спрашивает: «Ну когда уже вы нас примете в ЕС?». У него есть пошаговый план, многие пункты которого он раскрыл еще в сентябре 2017 г.

Например, одна из главных проблем, которыми он занят в 2019 г. после повторной победы на президентских выборах, — это новый контракт с Россией по газовому транзиту (нынешний действует до 31 декабря 2019 г.). «В связи с тем, что контракт заканчивается в 2019 г., наша задача — с помощью Евросоюза добиться революционного изменения в организации транзита. А именно — чтобы российский газ европейцы покупали не на западной, а на восточной границе Украины. А Украина качественные транзитные услуги предоставляла не России, а Евросоюзу», — пояснил свою задумку Порошенко.

Это означает, что контракт с Россией по транзиту российского газа через территорию Украины заключает уже не Украина, а ЕС как покупатель этого газа. Благодаря этому Порошенко получает возможность уже хоть на следующий день после начала действия нового контракта разрывать дипломатические (а с ними и все экономические) отношения с РФ. Правда, прежде чем делать это, нужно еще полностью перейти на закупки ядерного топлива для украинских АЭС у Westinghouse Electric.

Удачно зашел. Успех Порошенко в ООН

Конечно, уговорить ЕС взять Украину под свой зонтик в транзитном вопросе — это тоже совсем непростая задача. Но решаемая, если сделать ЕС акционером украинской газотранспортной системы, что заодно должно стать гарантией от опустения украинской трубы из-за прокачки российского газа в ЕС через всякие «Северные потоки». Если учесть, что переговоры по всем этим вопросам совпадают во времени с парламентскими выборами и формированием новой правящей коалиции, то неудивительна эпическая война в украинском информпространстве по газовой теме.

Другие шаги в направлении евроинтеграции тоже даются совсем не так легко и просто, как хотелось бы: ассоциация с Шенгенской зоной, присоединение к Таможенному союзу ЕС и Энергетическому союзу ЕС, вступление в действие Общего авиационного пространства и Единого цифрового рынка. «Реализация этих инициатив фактически превратит восточные границы Украины в восточные границы Евросоюза еще до того, как мы де-юре присоединимся к ЕС. В результате такой стратегии мы максимально приблизимся к критериям членства в Евросоюзе. Украина будет секторально интегрирована с ЕС, почти как любая страна Евросоюза. И тогда вопрос о членстве станет лишь формальным вопросом времени», — обещал Порошенко. Но самому ему, конечно, мало «де-факто» и «почти», ему хочется «де-юре» и «совсем».

Для этого психологически очень важный шаг — вступление в НАТО. Все бывшие партнеры СССР по Варшавскому договору, как и страны Балтии, прежде чем их взяли в ЕС, стали членами НАТО. Только после этого западноевропейцы стали воспринимать их как «своих». «Путеводные звезды, которые светят нам в дороге, — это звезды флага Европейского Союза. А компас Украины — это тот, что нарисован на эмблеме НАТО», — полунамеком высказывал ту же мысль (путь в ЕС — через НАТО) Порошенко.

Он давно пообещал (и украинцам, и НАТО) перевести украинскую армию на стандарты НАТО к концу 2020 г. «Уверен, именно армия станет первой государственной институцией, которая будет отвечать критериям членства в Альянсе. Без формального одобрения Плана действий по членству мы, тем не менее, выполняем его в одностороннем порядке», — заверял Порошенко. И если в 2019-м главная тема — газовая, то в 2020-м — тема НАТО.

Весной 2020 г. в Киеве собирается Парламентская ассамблея НАТО (об этом стало известно еще в октябре 2017-го). В 1995-2002 гг. чести принять у себя ПА НАТО удостаивались Венгрия, Румыния, Литва и Болгария, и все они после этого были приняты в Альянс.

Получение официального приглашения в Альянс зависит прежде всего от позиции США. После заявления США о прекращении действия договора о ликвидации ракет средней и малой дальности из-за нарушения его Россией Вашингтон проявляет особый интерес к укреплению восточного фланга НАТО. У Порошенко появилась возможность предложить Дональду Трампу или новому хозяину Белого дома (дата очередных президентских выборов в США — 3 ноября 2020 г.) создать на восточной границе Украины американские военные базы, где могли бы разместиться и ракеты с ядерными боеголовками. Как говаривал сам Порошенко, «десяток Будапештских меморандумов стоит меньше, чем один ядерный заряд». Конечно же, это означает еще одну эпическую войну в украинском информпространстве.

А вот насчет мира на Донбассе Порошенко ничего не обещал — кроме того, что «с Москвой надо всегда быть готовыми к худшему» и что он лично будет стараться, чтобы усиливалось украинское и международное давление на Россию с целью вынудить ее уйти с Донбасса и из Крыма. Кстати, очередные президентские выборы в РФ должны состояться 17 марта 2024 г. — за две недели до президентских выборов в Украине.

Экономика. «Не надо выводить — вкладывайте в Украину»

Чтобы изменить что-то в экономической сфере, Порошенко после победы на президентских выборах вынужден дожидаться выборов нового парламента. И затем уже через него протягивать законы для реализации своих обещаний. Впрочем, Порошенко не сидит сложа руки, дожидаясь выборов новой Верховной Рады. Его экономические инициативы включаются в число главных лозунгов предвыборной кампании его партии «Солидарность».

Свои пожелания депутатам Порошенко высказывал неоднократно. Поэтому просто их перечислим.

Создание цивилизованного рынка земли. Для этого мало отменить мораторий на куплю-продажу земель сельхозназначения. Нужно принять еще ряд законов и подзаконных актов, чтобы этот рынок полноценно заработал. Добившись всего этого, Порошенко может надеяться получить место в истории еще и как реформатор экономики.

Принятие закона о Национальном бюро финансовых расследований. «Его в парламенте положили под сукно, потому что якобы он усиливает полномочия президента, — жаловался Порошенко в сентябре 2018-го. — Но закон о другом — о защитных барьерах для бизнеса от давления целого сонма различных правоохранительных органов. Мы должны это прекратить. Это честно по отношению к украинскому бизнесу». Заодно это помогает нивелировать тему о причастности Порошенко к коррупции.

Великая битва за президентство. Порошенко и Тимошенко остались одни

Введение налога на выведенный капитал (вместо налога на прибыль, который сейчас, по словам Порошенко, «не закон, а настроение: аппетит инспектора определяет, что можно отнести на себестоимость, а что нет»). «Правильнее было бы его называть налогом на вывод капитала. Не надо выводить — вкладывайте в Украину, потому что он стимулирует вкладывать в производство», — пояснял Порошенко. А его представитель в парламенте Ирина Луценко назвала этот налог налогом на офшоризацию. Правильно, потому что введение этого налога помогает похоронить тему о пресловутых «офшорах Порошенко».

Плюс еще ряд законов: о концессиях, о процедуре банкротства, о бизнес-омбудсмене, об усилении ответственности работников контролирующих органов. Немаловажно также, что с 1 июля 2019 г. начинает действовать рынок электрической энергии (в соответствии с законом, принятым в апреле 2017-го) и окончательно уходит в прошлое злополучная формула «Роттердам+», на критике которой пиарилось множество конкурентов Порошенко.

Внутренняя политика. «Сегодняшних у власти заменят завтрашние»

Во внутренней политике Порошенко сразу же после победы на президентских выборах концентрируется на выполнении своих обещаний о борьбе с российской агентурой и с популизмом. «Мы видим, как пятая колонна поднимает голову, пытается собрать вместе различные свои шеренги, пользуясь преимуществами демократии, активизируется в информационном пространстве. Наша задача чрезвычайно сложна — дать им отпор, не нарушая норм европейской демократии», — предупредил он в сентябре 2018 г. Еще раньше, в феврале 2018-го, он анонсировал: «Я защищу страну от безответственных популистов, — даже несмотря на то, что они заключили тайный союз с контрреформаторами и реваншистами». После президентских выборов у Порошенко, получившего мандат народного доверия, развязаны руки. Как следствие, пятая колонна Кремля и популистские партии на парламентских выборах осенью 2019 г. и через год на местных выборах получают низкие результаты.

В то же время появляется другая политическая альтернатива нынешней власти, что было анонсировано самим Порошенко еще в марте 2017 г. «Демократия работает тогда, когда сегодняшних у власти заменяют завтрашние, а не вчерашние или позавчерашние», — пояснял Петр Алексеевич свой план. Он пообещал, что будет только рад, если «в парламенте по отношению к нынешней власти сформируется современная альтернатива. Альтернатива более либеральная, более демократичная, более проевропейская, чем нынешняя коалиция. И главное — непопулистская, лишенная склонности к демагогии, и в арсенале которой нет простых, а потому нечестных решений». Именно этой альтернативе Порошенко хочет цивилизованно передать власть в 2024 г. Да, это хитрый вариант операции «преемник», но для западных партнеров это предпочтительнее, чем замена в 2024-м Порошенко на кого-то из представителей его партии.

Технологии победы. Почему Порошенко может переизбраться

Разумеется, Порошенко готовится и к худшему для него варианту, когда власть уйдет «не в те руки». Именно поэтому он все годы своего президентства очень внимательно относится к вопросам законности своих действий и тщательно старается избегать решений, за которые его можно было бы посадить. Ну и в судебной системе становится все больше судей, которые своей карьерой обязаны именно ему, а не, скажем, Портнову, Медведчуку или Кивалову.

В то же время Порошенко показал, что и в рамках закона он умеет наносить чувствительные удары. Его любимый метод — не подвергать репрессиям (ему не нужен имидж диктатора в глазах Запада), а лишать ресурсов. Кстати, Томос об автокефалии — это именно способ лишить ресурсов (в т. ч. агитационных и организационных) кремлевскую пятую колонну. Насколько Порошенко может быть решительным — это может рассказать Игорь Коломойский, вспоминая потерю Приватбанка.

Так что от Порошенко все время можно ждать сюрпризов. И второй срок его президентства точно не назовешь скучным.

Юрий Вишневский, «Деловая столица»