Взгляд

Жизнь в Донецке в период эпидемии слабоумия

31 октября 2018

В Донецке приглашают пострелять за деньги.

Жить сегодня в Донецке – это быть свидетелем эпидемии слабоумия, поразившего некоторых особо податливых граждан (слава богу, что не всех), — пишет Владимир Руденко, «Сегодня»

Сразу хочу сказать, что с каждым днем таких становится все меньше, потому что в очередной раз у них не оправдалось очередное ожидание. Доведя город и часть области до состояния нищенствующего гетто, получая зарплату размером с подаяние и вяло огрызаясь «зато без биндер», они никак не могут уразуметь – что ж так-то? За что в очередной раз обнесли их, родимых, блюдом с плюшками?

Не буду им открывать тот секрет, что с убогими всегда так, в какой бы стране они не находились.

Слабоумие у некоторых лечится жестким протрезвлением, но бацилла сидит глубоко, ее не вытравишь быстро и навсегда. Поэтому приходится наблюдать проявления симптомов на улице, в трамваях и в очередях на рынке.

Путин пугает. Никто не боится

Иногда (чтобы не выглядеть совсем уже по-дебильному) симптомы слабоумия маскируют под креатив и творчество.

Одно из них я уже с месяц наблюдаю на главной улице Донецка. Возле больницы травматологии, которую некто в камуфляже иногда называют «военный госпиталь».

Без этой изюминки не было бы так смешно и противно одновременно.

Итак, возле «военного госпиталя», куда привозят разодранных на части вояк (только не надо думать, что их сюда везут только с передовой, значительная часть пациентов просто проломили друг другу головы кирпичами с перепою) разместили рекламу стрелкового комплекса «Артемида», символом которого почему-то стало «солнце русской поэзии» Александр Сергеевич Пушкин.

Видимо, в сознании понаприехавшего в Донецк люда гражданин Пушкин ассоциируется с неудачной стрельбой – и не более того…

«Стрелял бы я лучше, написал бы еще пару строк…» – грустит на рекламном щите то ли Артемида, то ли Александр Сергеевич.

К сожалению, из окон травматологии не виден этот шедевр рекламного мастерства. Загипсованным пациентам было бы наверняка приятно смотреть и вспоминать, из-за чего так здорово они все тут сегодня собрались. Реклама стрельбища – что может быть лучше, когда в голове у тебя крошево от разрывной пули? А вот если бы с той стороны «стреляли бы получше…» – тело пациента не компоты бы больничные пило, а лежало бы в морге с номерком на ноге.

Впрочем, не о них речь. А о вполне мирных людях с абсолютно задуренными головами.

Проезжая каждый раз под этим «одороблом», далеко не все отдают себе отчет о том, что видят. Я спрашивал и не раз.

«Не, – говорят, – ничего такого, а что? Ну Пушкин, ну реклама пострелушек…»

Оскорбленная невиннность. Зачем Кремль вводит санкции против Украины

Я молчу потом, мне реально стыдно. Ну и рот закрыть полезно, чтобы бацилла та самая не залетела.

Кто тут мечтает о мире, а? Все это настолько неуместно, что аж зубы сводит! Пушкин, Артемида, стрельба… Мало в Донецке стрельбы? Деньги девать некуда? Ну купите еды, отнесите старикам на Трудовские или детям на Админпоселок или свет на Спартаке проведите.

Нет, приглашают пострелять, Пушкина приплели…

Слабоумие и «отвага», иначе и не скажешь. За людей обидно. И за Александра Сергеевича тоже.

Владимир Руденко, «Сегодня»