Политика

Realpolitik — медленное самоубийство Европы

05 ноября 2018

За выгодой от «Северного потока-2» Германия не видит угроз для мирового порядка.

На прошлой неделе Киев посетила канцлер Германии Ангела Меркель. Скорее всего, для уходящей с политической арены Германии и Европы «канцлерин» этот визит (после Стамбула и перед Варшавой) рассматривался как своеобразное подведение итогов и возможность сформулировать позицию ФРГ по некоторым актуальным вопросам международной политики в преддверии встреч на высшем уровне в Париже 11 ноября (день прекращения боевых действий в Первой мировой войне) и саммита «двадцатки» в Аргентине, — пишет Сергей Корсунский, «Сегодня»

И там, и там  должны быть Путин и Трамп, и там, и там ожидаются интенсивные переговоры по формированию «нового мирового беспорядка», в котором выгода дороже принципов. Фотография взявшихся в Стамбуле за руки Путина, Меркель, Эрдогана и Макрона, облетевшая все мировые СМИ, – лучшее тому подтверждение. Тотальная беспомощность лидеров ЕС решить проблему беженцев может вызвать к жизни и не такую realpolitik.

Для Украины сотрудничество с Германией имеет множество аспектов, среди которых два являются приоритетными: урегулирование на Донбассе и «Северный поток-2». Минские соглашения стали в свое время огромной победой для Германии, Франции и Украины, позволив поставить агрессора в некие правовые рамки, пусть и не имеющие силу официального договора. Современная трактовка международного права значительно расширила возможности для толкования документов с подписями лидеров государств. И если подписанты «Будапештского меморандума» теперь не видят в его положениях обязательности его реализации, то Минские соглашения рассматриваются всеми без исключения стейкхолдерами, как единственный существующий механизм установления мира на Донбассе. И это не потому, что Минские соглашения идеальны, а потому, что других нет.

Зачем Меркель «Nord Stream 2»

Проблема с «Минском» в том, что договоренности не выполняются. Каждая из сторон настаивает на своей интерпретации. При этом в Германии все сильнее крепнет  движение за сближение с Россией, как в экономическом плане, так и в политическом. На экспертном уровне представители государства – «локомотива Европы»  уже не стесняясь говорят о том, что режим прекращения огня на линии разделения с ОРДЛО часто нарушается и с украинской стороны; Россия, конечно, не права, но и без нее никак; в условиях «трампизма» у Германии нет другого выхода, как побеспокоиться о своей и Европейской безопасности самостоятельно. К тому же позиции Германии и России совпадают и по Ирану, и по договору о РСМД, а «Северный поток-2»  настолько выгоден, что полностью парализует волю федерального правительства. Предупреждения ведущих аналитиков о растущих диспропорциях в развитии «Севера» и «Юга», экономическом, демографическом и социальном дисбалансе между целыми группами государств, входящих в состав ЕС, полностью игнорируются.

Следует признать, что Путин строит политику по отношению к Германии  системно, целенаправленно и последовательно. Присутствие на инаугурационной церемонии в Кремле только двух «западных» гостей – Герхарда Шредера и Матиаса Варнинга, огромные средства, направленные на российскую пропаганду в Германии, поездки членов Бундестага в Санкт-Петербург и Крым, визит Меркель в Сочи и Путина в Мезеберг и масса других явных и скрытых спецопераций дали свои результаты. Позиции «Альтернативы для Германии» крепнут, канцлера Меркель – слабеют, в прессе и политологических центрах ФРГ стали все чаще говорить о необходимости сближения с Россией. Стали новой нормой переговоры Путина и Меркель один-на один, без помощников, как и прием в Берлине таких одиозных персонажей, как начальник Генштаба РФ Герасимов. Разумеется, Ангела Меркель не может не понимать, что все эти шаги становятся для Москвы выходом из международной изоляции, в которой он пребывал практически три года, и что они не останутся незамеченными для Вашингтона, который не только обострил отношения с Германией и ЕС, но и выстраивает свою собственную линию поведения с Россией. Однако коммерческий интерес германского бизнеса взял вверх, а мысль о том, что «Россию нельзя загонять в угол» возобладала над здравым смыслом. Невольно напрашивается вопрос – когда и где Россия помогла Западу с решением хотя бы одной из насущных проблем? Откуда такая уверенность в том, что на этот раз Путин действительно заинтересован в прекращении потока беженцев в Европу? Главная цель Кремля – раскол ЕС и НАТО, формирование нового мирового порядка, который бы включал политические договоренности о «зонах влияния», своеобразной индульгенции на подавление любого инакомыслия и стремления к суверенитету там, где Россия того пожелает. Зачем же Путину помогать Западу с решением его проблем?

Поздний гость. Европе приходится узнавать Украину

«Северный поток-2», строительство которого, похоже, становится неизбежным, является ярчайшим примером спецоперации Москвы против Европы, осуществляемой при свете дня. Возникновение на севере Европы гигантского хаба на 110 млрд. куб. м. газа приведет к перераспределению газовых и финансовых потоков по всей Европе, потере транзитных платежей для целого ряда стран, потребует изменения энергетической политики. Те, кто будут контролировать газовые потоки в Германии, получат значительный политический вес, и в случае приход к власти «правых», чего в нынешних европейских реалиях нельзя исключать, получат беспрецедентный инструмент воздействия как внутри Германии, так и далеко за ее пределами. Потеря функциональности украинской газотранспортной системой будет означать регулирование газового рынка в Европе исключительно по прихоти Москвы, которая без проблем сможет организовать «техногенную аварию» на маршруте «Северного потока» в случае крайней необходимости. Балансировать ситуацию будет нечем. В этом контексте даже как то странно напоминать и об неизбежном усилении военного присутствия России в северных морях, якобы, для охраны газопровода, как это уже произошло в Черном море, где бывшие буровые используются как станции радиослежения за акваторией вблизи границ Болгарии, Румынии и Украины. Любопытно, как к этому отнесутся в самой Германии и ее союзниках по НАТО? После запуска «Северного потока-2» Германия, и так зависящая на 40% от поставок российского газа, окончательно потеряет то, что должно бы составлять основу политики энергетической безопасности – возможность эффективно диверсифицировать рынок газа. Безусловно, отказ от ядерной энергетики и строгие обязательства по линии «зеленых» требуют замены энергоресурсов на «экологический чистый газ» (это утверждение, кстати, уже оспаривается специалистами: они указывают, что именно российский газ далеко не так «чист», как кажется), однако альтернативы практически не рассматриваются. В то время, как Франция, Польша и Литва уже построили LNG – терминалы, в Германии только задумываются об этом.

Польша, страны Балтии и Украина получили в борьбе против «Северного потока-2» сильного союзника – США. Президент Трамп неоднократно и в очень жестких терминах высказывал недоумение стремлением Германии покупать огромные объемы газа у страны, которая рассматривает НАТО в качестве основного врага, и от которой США призваны защищать Европу. При этом президент США, во всяком случае до недавнего времени, заявлял об отсутствии намерений вводить санкции против компаний, участвующих в строительстве «Северного потока-2», хотя и не исключал такой возможности в будущем. Проблема в том, что в современной Европе Трамп мало у кого вызывает симпатии. Во многих важных европейских столицах протестуют против решения Вашингтона возобновить режим санкций против Ирана, выйти из Парижского соглашения и договора о РСМД, а также прямого давления увеличить затраты на оборону в рамках НАТО. Трампа подозревают в лоббировании интересов американских энергетических компаний на европейском рынке LNG, что естественно и трудно отрицать. Вот только «Северный поток-2» тут совершенно не при чем. Речь ведь идет не о новых, а уже поставляемых объемах газа, в то время, как американский сжиженный газ в перспективе может быть использован для диверсификации поставок, удовлетворения пиковых и дополнительных потребностей в природном газе. Тем более, что в мире практически сформирован глобальный рынок сжиженного газа , который позволяет осуществлять поставки в практически любую точку земного шара, и рынок ЕС далеко не единственный.

Опросы общественного мнения, проведенные в мае этого года в Германии показали, что только 14% респондентов доверяют США, в то время как России  и Китаю – 36% и 43% соответственно. 82% не видят в США надежного партнера и считают, что именно Дональд Трамп, а не Владимир Путин является угрозой мировому порядку. Таким образом, традиционные немецкие сентименты по отношению к СССР, а потом – к России, кропотливо взращиваемые десятилетиями на деньги «Газпрома», привели-таки к печальному результату – при официальной позиции неприятия российской агрессии против Украины и содействия урегулированию на Донбассе, «Северный поток-2», скорее всего, будет построен. Остается надеяться, что Ангела Меркель все же продержится до конца своего срока во главе немецкого правительства. Она относится к тем немногим, кто точно знает, что Путин живет в своем собственном мире иллюзий, Европейский парламент после выборов следующего года вполне может значительно «поправеть», а «стабильный гений» продолжит испытывать мировой порядок на прочность. Возможно, она передаст эстафету лидерства Макрону, который настойчиво ищет пути «возглавить» Европу, возможно – будет искать достойного преемника в рядах нового поколения политиков Германии. Блеск и нищета современной  realpolitik заключается в том, что выбор, увы, невелик.

Сергей Корсунский, «Сегодня»