Взгляд

Является ли участие в революции или войне индульгенцией

05 ноября 2018

На Майдан и на войну люди шли по разным причинам. Биография — лишь повод для смягчения приговора.

После сообщения о смерти Катерины Гандзюк неравнодушные граждане требуют от власти наказания убийц, говорят о необходимости предотвращения подобных преступлений в будущем, о реформе правоохранительных органов, — пишет Виталий Портников, «Еспресо.TV».

Все это — логичные требования. Однако негодование должно помочь нам посмотреть в глаза реальности, связанной с этим покушением.

Катерина Гандзюк была не просто активисткой, как ее обычно называют. Она была профессиональным политиком. Депутатом областного совета, советником мэра, сотрудником местной власти. В представлении обывателя политик — это тот, кто является заложником клановых интересов, проходимец, шулер. Кто угодно — только не слуга народа. Слуга народа — это сериал.

На смерть Гандзюк. Почему, где активисты, там нападения

Но, оказывается, можно быть таким политиком, как Катя Гандзюк. Не понятно только, почему для того, чтобы люди это поняли, тебя должны облить кислотой и убить. И почему мы заменяем реальное определение деятельности Катерины Гандзюк — политик, чиновник — маловразумительным «активист»? Только потому, что Катя не стыдилась быть государственным служащим? Хотела помогать людям, используя возможности местной власти? Бороться с местной мафией, используя эти возможности — а не просто выходить на митинги и пикеты? Митинг или пикет, публичное заявление — это, конечно, тоже важно. Но это трудно сравнить с ответственностью, которую ты на себя принимаешь, когда идёшь в реальную политику. И с грязью, которой тебя будут обливать — пока не убьют. Тогда ты сразу станешь героем.

А теперь о героях. О ветеранах АТО. Они же — убийцы Катерины Гандзюк. Звучит страшно для нашего слуха. Но ничего — пусть звучит. Потому что может помочь отрезветь в будущем. Мы продолжаем жить в парадигме, согласно которой каждый, кто прошёл через войну на Востоке или через Майдан — герой без страха и упрека. И в дальнейшей его биографии могут быть только подвиги. А это не так. И на Майдане, и на войне были разные люди. С разными взглядами, разными представлениями о добре и зле, о морали. И сказать, что их всех объединяла любовь к Родине — это тоже лозунг, а не правда. Потому что можно любить Родину, а можно любить войну. А можно считать, что на войне ты сделаешь политическую карьеру или заняться контрабандой. Мне скажут, что таких людей меньшинство, но ведь они тоже есть. И они тоже ветераны.

Чему должна научить смерть Гандзюк

Не говоря уже о том, что одних людей война закаляет, укрепляет в собственных взглядах, в системе ценностей. А других — ломает через колено, в особенности когда взглядов-то никаких и не было, а была, допустим, обида на агрессора или просто на жизнь. И когда такой человек возвращается с войны и не находит себе применения — он может стать легкой добычей политических авантюристов, провокаторов или преступного мира. Вот почему так важен государственный подход к реабилитации ветеранов. И вот почему так важно, чтобы общество не раздавало индульгенций на основании принадлежности к героям Майдана или АТО. Действия сегодня всегда важнее любой биографии, биография может быть лишь смягчающим обстоятельством при вынесении приговора, но никак не доказательством правоты. А я ведь хорошо помню, как у нас еще недавно оправдывали любую политическую провокацию с участием ветеранов АТО — даже те, которые реально вредили государственным интересам Украины. Просто потому, что ветераны ведь не могут ошибаться, они душой болеют за страну. Я не могу не замечать, что участие в Майдане или АТО становится оправданием для пропаганды  ксенофобских, человеконенавистнических взглядов. Если человек защищает Родину, он вовсе не обязательно должен становиться чудовищем. Потому что в этом случае в чудовище может превратиться сама Родина. Россия тому наглядный пример.

Требование к власти быть эффективной и честной — в особенности когда речь идёт о расследовании резонансных преступлений — это естественное требование. Но неэффективную власть можно переизбрать. Самих себя мы переизбрать не можем. Поэтому придётся взрослеть и умнеть — кстати, без этого эффективной власти все равно не будет.

Виталий Портников, «Еспресо.TV»