Взгляд

Аркадий Бабченко: Если в Украине «режим», то один из самых демократичных

06 ноября 2018

Украинцы привыкли к свободе

В последнее время в украинской части ленты все чаще встречаю слово «режим» — по отношению к Украине. Меня это невероятно раздражает. Вот это желание самим прибедниться, очернить, ухудшить в описании свою жизнь. В Украине «режим», оказывается… Серьезно? Свободные выборы, почти бесконтрольная свобода слова, сменяемость власти, разделение ветвей власти, неподконтрольный парламент, минимальный рейтинг — вот это вот «режим Порошенко»?

Петру Порошенко есть что предъявить. Например, кадровую импотенцию. Это правда. Но, блин, «режим»… Если и использовать это слово применительно к Украине, то только с приставкой «один из самых демократичных».

Зачем, к чему это вечное желание выставить свою страну хуже, чем она есть? Описать в ней ситуацию чернее, чем она есть на самом деле?

Цивилизованный развод. Что пригрезилось Медведчуку

«Режим» — вон там, за поребриком. Вот там реально режим! Украина с ним пятый год воюет. Вы и вправду на этом фоне считаете, что Украина и Россия — равноценны? Или до сих пор так и не знаете, что такое режим? Рассказать? Я знаю. Ну или съездите на пару дней. Посмотрите. Лучше даже в ДНР.

Вы просто не представляете, насколько велика эта пропасть между свободами в Украине и несвободой в Мордоре. Везде. Вот буквально в каждой мелочи. В каждой. Сверху до низу. В каждой молекуле. Когда начинаете забывать — приезжайте в Борисполь. На рейс из Минска. И посмотрите на выражение лиц людей, выходящих из самолета Беларуси-России. Как у них вызывают восторг вещи, ставшие в Украине настолько привычными, настолько естественными, что мы их здесь совершенно перестали замечать, как нечто само собой разумеющееся. Например, количество демократичных мелких кафешек на улице.

Желание совершенно бессовестных циничных популистов всех мастей бросаться жесточайшими словами — «режим», «газовый геноцид», «тарифный геноцид» — понятно.

Но совершенно непонятна готовность общества подхватывать эти обвинения.

Не хватает еще на полном серьезе начать употреблять термин «хунта».

Украина — свободная демократическая страна. С контролируемой властью. С сильнейшим гражданским обществом. Положившая за свою свободу сто жизней небесной сотни — именно когда здесь и пытался начать устанавливаться режим — и две с половиной тысячи жизней своих солдат на войне. И до сих пор теряющая жизни своих граждан каждую неделю. Именно в борьбе с режимом.

Пожалуйста, не делайте так больше.

Не употребляйте этого слова.

Не сравнивайте себя с ними.

А уж тем более сами.

Аркадий Бабченко