Взгляд

Станет ли убийство Гандзюк новой Врадиевкой

07 ноября 2018

Почему на Катерину Гандзюк всем плевать?

Один за другим ведущие блогеры и просто люди, которые испытывают идиосинкразию к Петру Порошенко, заявляют, что смерть Екатерины Гандзюк станет для него тем событием, каким для Виктора Януковича стала Врадиевка, — пишет Андрей Головачев, «Главред».

Сравнение, однако, не выдерживает критики и показывает, что авторы этих предсказаний либо выдают желаемое за действительное, либо на их мнение сильно повлияла реакция Запада, либо они не в состоянии анализировать социальные процессы.

Врадиевка имела столь сильный общественный резонанс, потому что она вскрыла серьезную социальную проблему, которая стала набирать остроту именно при власти Януковича и от которой страдало большинство общества во всех регионах Украины. Проблема эта была — ментовский беспредел.

Милиция еще со времен незабвенного Кравченко превратилась в одиозный орган, но когда к власти пришла ОПГ донецких отморозков, менты стали относиться к обществу как к крепостным холопам. Самые уродливые формы такой помещичий произвол принимал именно в небольших районных центрах, где царил просто настоящий феодализм и народ отсреливали как зайцев. Общественное возмущение накипало и случай во Врадиевке вскрыл нарыв. Дурак Янукович не сделал выводов и получил свой Майдан. Еще хорошо отделался.

Чему должна научить смерть Гандзюк

Катерину Гандзюк очень жаль. Она ужасно ушла из жизни. Но, к сожалению, ее смерть не будет иметь никаких, сколь нибудь значимых политических последствий. Более того, общество посудачит пару дней о ней, а потом ее забудут, как до этого забывали про всех других активистов.

Чтобы понять почему так происходит, почему общество равнодушно наблюдает за тем, как власть расправляется с активистами, надо понимать сам феномен «общественных активистов» в Украине. В чем его, так сказать, специфика.

Общественные активисты есть во всем мире. Но спецификой украинских активистов является то, что они не являются, собственно, общественными. Потому что они никого не представляют, кроме самих себя. Любой активист, по сути, является самозванцем, когда он заявляет что представляет интересы всего общества или какой то его части.

Между так называемыми общественными активистами и обществом нет никакой связи по той простой причине что в Украине нет еще самого общества.

Поэтому «общественные активисты» в Украине — это частные люди, никого не представляющие и играющие роль активистов на свой страх и риск. Это все, как правило, лично смелые люди, с авантюрной жилкой, искатели быстрой выгоды, связанной с риском для здоровья и даже жизни.

Причем, чем сильнее активисты оторваны от масс, тем они активнее и даже агрессивнее. Пример, это весь грузинский десант «активистов» во главе с Саакашвили. Инородцы всегда двойне активнее и предприимчивее местных, потому что им, кроме всего, надо еще решать проблему нетитульного происхождения.

Доказательством того, что все украинские активисты никого не представляют и действуют исключительно в своих собственных корыстных интересах , как говориться, на свой страх и риск, как раз и является тот факт что, если активист попадает за решетку или просто на него наезжает власть, то общество никогда не заступается за него.

Поэтому власть может спокойно сажать любого журналиста, блогера, волонтера, пламенного борца с коррупцией, патриота, люстратора, депутата и т.д. без всякого опасения. За них никто не вступиться, никто не выйдет на площадь, не потребует отправить правительство в отставку. Посудачат пару дней и забудут. Горькая правда такова, что активисты всем до лапочки. Они никого не представляют. Это самовыдвиженцы. Активист может рассчитывать разве что на защиту Запада, если последний посчитает для себя это делом выгодным, как фактор давления на украинскую власть.

На смерть Гандзюк. Почему, где активисты, там нападения

Еще одним доказательством того, что все активисты никого реально не представляют, кроме себя, является Майдан. Все те активисты , которые смогли конвертировать свою личную активность в должности и депутатство мгновенно оставили свое опасное ремесло, забыли про общество, смешались с бодрой армией чиновников или политиков и быстренько занялись улучшением своего материального положения. Большинство очень в этом преуспели. Никакой связи между ними и обществом не было изначально. Никого они не представляли, никто их не выбирал и не уполномочивал. Они сражались за свой интерес.

Разрыв между активистами и обществом более всего проявляется в тематике. Активисты, как правило, выбирают такие темы, которые, на самом деле не очень волнуют общество. Например, коррупция, кумовство власти, отсутствие справедливости, строительные подряды, выделение земли, зажим оппозиции. Активисты хватаются за все эти темы, потому что они хорошо принимаются на Западе, потому что на этих темах можно сделать карьеру, получить гранты, нарастить имидж борцов в глазах Запада и т.д.

Но украинское общество достаточно терпимо ко всем этих проблемам. Его больше волнуют другие темы, которые автивистам не очень интересны. Поэтому когда власть калечит активиста, сажает его за решетку или даже отсреливает, общество равнодушно на это взирает.

Гандзюк искренне жаль. Когда она умерла, то внимание к ее смерти в основном привлекают ее коллеги по цеху, то есть такие же общественные активисты, которые испытывают понятный страх за свою судьбу. Кроме того, политические противники Порошенко, которые хотят использовать смерть Екатерины в своих целях и западные посольства. А все общество осталось, как всегда, равнодушным.

Точнее, в Украине нет пока еще общества, а есть совковая общественность, которая отличается от гражданского общества западного типа тем что функционирует только на платной основе. То ли на деньги гос бюджета, то ли на деньги спонсора — местного или западного. А за бесплатно, за свой совместный, общий интерес мы пока еще не готовы. Не доросли еще.

Запад выразил обеспокоенность смертью Гандзюк, но бабла на протесты общественности, похоже, не выделил. Поэтому молчит не только гражданского общество, которого нет, но даже общественность. Накануне выборов Запад не хочет раскачивать лодку, да и нынешней властью он скорее доволен, чем нет.

Андрей Головачев, «Главред»