Концептуально

Забудьте о Луценко. Вспомните о Гандзюк

08 ноября 2018

Что именно Луценко пытается перекрыть грубым и экстренным скандалом? И почему скрыть это было так важно?

Юрий Луценко удачно подменил политическое содержание недели. Своим заявлением об отставке он перекрыл все реальные проблемы, связанные с расследованием дела Гандзюк, которые могли бы обсуждаться. И оставил, так сказать, на самом видном месте лишь одну псевдопроблему – о генеральном прокуроре, — пишет Дмитрий Литвин, Liga.net.

Дальше было лишь делом техники – разнести эту фальш-историю от Луценко по средствам массовой информации, которые уже, фактически, ничего больше и не могли обсуждать. Особенно ярко это было заметно на телеканалах, чувствительных к пожеланиям с Банковой. В дискуссиях об отставке Луценко там утонуло всё остальное.

Поэтому важно посмотреть на неделю так, как если бы Луценко и вовсе не заявлял об отставке и не кричал бы депутатам в зале Верховной Рады своё гопническое «Отсоси!». Что именно Луценко скрыл этим грубым экстренным скандалом? И почему скрыть это было так важно?

Во-первых, это красиво… Почему Луценко не уйдет

Аваков

До 5 ноября в публичном пространстве дело Гандзюк и «Блок Петра Порошенко», в общем-то, не пересекались. Ситуация была проблемной для «Народного фронта» в лице Арсена Авакова и Национальной полиции, которая находится в его зоне ответственности.

Именно полиция, а также ходячие рупоры Авакова – Антон Геращенко и Илья Кива – вызывали злость общества. Ещё летом полиция попыталась повесить вину за нападение на Гандзюк на невиновного человека. Его арестовали, и топы полиции вместе с Геращенко принялись рассказывать, что именно этот задержанный – преступник. Только давление общества заставило полицейских найти остатки мозга в своих головах и выпустить невиновного.

Но затем Кива сумел стать фигурой даже более мрачной в этой истории, чем Геращенко и те полицейские, которые с первых же дней пытались сфальсифицировать расследование. В эфире телеканала «Эспрессо», который неизменно позитивно настроен по отношению к Авакову, Кива обвинил Гандзюк в разворовывании херсонского городского бюджета. Это было настолько дно, настолько гнусно и жестоко, что хуже уже, казалось, ничего не будет. Тогда Гандзюк была в реанимации.

Ещё раз: полицейская линия была главной линией конфликта. Именно поэтому, например, уголовное производство по нападению на Гандзюк раздвоилось – дело по исполнителям оставалось у полиции, но дело по заказчикам нападения всё-таки ушло в СБУ, поскольку уж слишком явно и нагло полицейские не хотели устанавливать правду.

Привлечены ли к ответственности те, кто пытался повесить вину за нападение на Гандзюк на невиновного человека?

На смерть Гандзюк. Почему, где активисты, там нападения

БПП

5 ноября всё изменилось. Появилась новость о том, что деньги организатору нападения на Гандзюк передавал человек, официально оформленный помощником у депутата из «Блока Петра Порошенко». Этого депутата – генерала полиции – в СМИ называют многолетним смотрящим за Херсонской областью. Оба – и депутат и помощник – конечно же, мгновенно слегли в больницу, как это водится у власть имущих, когда они осознают, что тюрьма – реальна.

И эта новость в информационном пространстве наложилась на масштабный спор о временной следственной комиссии Верховной Рады, которую политики и общественные организации требовали создать для контроля за расследованиями нападений на активистов. Только в этом году таких нападений уже – больше 50-ти. Все они расследуются вяло, и дальше исполнителей следствие не идёт.

Вообще такие следственные комиссии в наших реалиях – штука действительно слабая. У них очень мало полномочий, а расширять их – не хотят, прежде всего, владельцы правящих партий, чтобы не упустить из своих рук управление государством, сделав депутатов более независимыми.

Но вот в чём фокус: иногда такие комиссии всё же могут стать полезными, как это было с комиссией по выборам в Кривом Роге в 2015 году, которая сыграла большую роль в назначении перевыборов. И совсем недавно – минувшим летом – сами же БПП и «Народный фронт» дали большинство голосов за создание комиссии «для проведения расследования по фактам разворовывания в Вооружённых силах и подрыва обороноспособности государства в период с 2004 по 2017 годы». То есть прочитывается, конечно, явный предвыборный контекст такого хода БПП и «фронтовиков», нацеленный на Тимошенко и Гриценко, бывшего министром обороны. Но, тем не менее, ещё летом эти партии, как видно, не были против использования таких пусть и слабых инструментов, как следственные комиссии.

Катя Гандзюк покинула «Батькивщину» из-за союза Тимошенко с «регионами»

Но теперь – БПП резко против. Представители этой партии не только затягивали создание комиссии до последнего, но и сделали максимум для того, чтобы дискредитировать комиссии вообще как инструмент. При этом довели ситуацию до абсурда: сами же власть, сами же обладают достаточным потенциалом, чтобы принимать любые законы, но при этом одновременно и отказываются признавать, что следственная комиссия может стать эффективной, если речь идёт о расследовании нападений на активистов, и отказываются расширить полномочия таких комиссий, чтобы гарантировать их эффективность.

Кто этот депутат от БПП, который через своего помощника оказался связан с организатором и участниками нападения? Кто он вообще такой? Как оказался в БПП?

Итоги

Итак, если бы не Луценко со своей отставкой, в фокусе внимания общества было бы три блока тем.
Первый – фальсификация полицией расследования. Как минимум, вопрос о том, привлечены ли к ответственности те, кто пытался повесить вину за нападение на Гандзюк на невиновного человека?

Второй блок – фигура этого депутата от БПП, который через своего помощника оказался связан с организатором и участниками нападения. Кто он вообще такой? Как оказался в БПП? Он действительно смотрящий? В каком статусе он проходит по делу и проходит ли? С какими ещё местными бандитами он может быть связан?

Третий блок – сами временные следственные комиссии Рады как инструмент и сопротивление со стороны БПП созданию этой конкретной комиссии по расследованиям нападений на активистов. Кто конкретно и почему не хочет расширять полномочия таких комиссий? Почему представителям одной из правящих партий было так важно не допустить, чтобы у депутатов появился хотя и слабый, но всё-таки инструмент контроля за расследованиями? Почему «фронтовикам» было так важно запихнуть в комиссию Антона Геращенко, хотя, учитывая события предыдущих трёх месяцев, это выглядит откровенно глумлением над памятью Гандзюк? Правда ли, что тщательное расследование нападений на активистов может привести ещё не к одному следу, ведущему в БПП и «Народный фронт»?

Ещё раз: всех этих тем почти не было в медийном пространстве, так как почти всё внимание было съедено отставкой Луценко. А ведь именно их и стоило обсуждать, а не отставку!

Чему должна научить смерть Гандзюк

Почему представителям одной из правящих партий было так важно не допустить, чтобы у депутатов появился хотя и слабый, но всё-таки инструмент контроля за расследованиями?

Пётр Порошенко уже показал, что при его президентстве от перемены людей в кресле генерального прокурора ничего не меняется. Ярема, Шокин, Луценко… Если будет любой четвёртый, то он будет таким же. Если Луценко таки уйдёт, то всё равно останутся его заместители, и первый заместитель – от «Народного фронта» (кстати, это выглядит совсем смешно – чтобы Порошенко отдал «фронтовикам» ещё и прокуратуру). Если президент или Верховная Рада не отпустят Луценко, как уже заявлено во вторник в Раде Ириной Геращенко, то это вообще фикция, а не тема. Тут нечего обсуждать, даже если и президент и Луценко и БПП – вместе со своими медиа – продолжат игру в эту фикцию с отставкой. Надо уходить от такой фиктивной повестки обратно к реальному содержанию.
Не обращайте внимания на Луценко. Помните о Гандзюк.

Дмитрий Литвин, Liga.net.