Политика

Что смог и не чего не смог Порошенко

13 ноября 2018

Почему президент, способный добиться церковной автокефалии для Украины, не решает куда более простые политические задачи?

Пять лет — это очень долго для политика, когда он получил высшую власть. На такой дистанции любой успевает показать, что он действительно может и хочет делать. И чего, соответственно, не может и не хочет. Президент Порошенко не исключение. И за почти пять лет на Банковой он раскрылся на сто процентов, — пишет Дмитрий Литвин, Liga.net.

Например, ставку на автокефалию для Украины пытались сделать и до Порошенко. Уже три президента, так или иначе, занимались этой темой. Но именно Порошенко ближе всех подошёл к успешному финалу этой истории.

И не важно, что действует он в предвыборной логике. Ему, выбравшему образ якобы единственного по-настоящему антимосковского кандидата, нужен максимально яркий, ёмкий и даже исторический ответ на любые претензии оппонентов. А претензий хватает – «Минск», Медведчук, торговля с Россией… Но даже при такой предвыборной логике результат, то есть автокефалия, будет иметь значение сам по себе.

Обратите внимание на ещё одну сторону приближения автокефалии: силовую. Ещё весной казалось, что даже сама дискуссия о независимости украинской церкви от Москвы неминуемо спровоцирует силовое противостояние. Конечно, до фактической постановки вопроса (например, о принадлежности лавр) дело ещё не дошло. Но уже можно сказать, что процесс обретения церковью признанной самостоятельности проходит неожиданно мирно. Даже самые мотивированные «украинские москвичи» из церковной среды полгода предпочитают не высовываться и не играть мускулами. Все они просто наблюдают, ожидая, что получится у Порошенко. Вероятно, и об этом он позаботился.

«Десятинку» Кесарю. Кто оспаривает право Украины на Томос

О чём свидетельствует эта история? О том, что он действительно может. Захотел переизбраться, выбрал одну из задач, на решении которой стоит сосредоточиться, и действительно ею занялся. Так сказать, личный интерес совпал с национальным.

Ещё одно очень показательное совпадение интересов – во внешней политике. Давайте посмотрим, например, на отношения с американцами. Когда Трамп победил на выборах, политическая атмосфера в Украине начала постепенно скатываться к панической. Сейчас это уже забылось, а тогда самым обычным делом было обсуждение условий, на которых Трамп якобы мог сдать Украину Путину.

Да, теперь можно возразить, что Трамп не авторитарный лидер, хотя и авторитарная личность. Да, в Вашингтоне у Украины много друзей, а у Трампа – ограничителей. Да, у США в целом нет интереса сдавать Украину. Так что, тогдашняя паника в Украине была во многом наивной. Как, кстати, наивной оказалась и активность тех из Украины, кто стал предлагать Трампу какие-то альтернативные «планы» решения «украинской проблемы».

Но факт в том, что приход Трампа во власть привёл к заморозке контактов с нашей администрацией. Как и весь остальной мир, Порошенко был уверен, что победит Хиллари, и откровенно заигрывал с ней. Трамп это заметил и, став президентом, не простил. Сейчас тоже уже забылось, каких усилий стоило разморозить отношения. Как Порошенко и его люди искали возможности для контакта с Трампом, какие связи при этом использовали и как всё это было обставлено. И ведь смогли! Это тоже результат, который имеет значение сам по себе.

Путину удалось. Никто в США с ним договариваться не станет

За пять лет таких вот «смогли!» о Порошенко можно собрать приличное количество. Хватит на толстую книгу мемуаров. Смогли наладить адекватную систему обороны. Смогли выстроить отношения с ключевыми европейскими лидерами. Смогли, фактически проиграв парламентские выборы 2014 года, установить контроль над Верховной Радой и, в конце концов, получить большинство в правительстве после Яценюка. (И уже второй вопрос, что ошиблись в Гройсмане, который оказался самостоятельным и эффективным в реализации своих интересов, а не интересов Банковой). Смогли национализировать «Приватбанк», ослабив одного из главных политических игроков, часто выступавшего против государства и против Порошенко. Смогли выхолостить реформу госслужбы и сохранить как рабочий инструмент областные и районные администрации. Смогли «подвесить» судебную систему… Перечисление можно продолжать.

Согласитесь, каждая из этих задач – нетривиальна. Но Порошенко хватило силы их решить. Но вот в чём фокус: список того, что ему удалось, подсвечивает и то, что он не захотел сделать. И уже точно не сделает, даже если получит второй срок.

Неужели президент, который смог наладить оборону, не может довести до конца реформу госслужбы и обеспечить работу судебной системы так, чтобы ею нельзя было манипулировать?

Вот свежий пример, так сказать – инвентаризация части нерешённых задач. Недавно в Украине побывал еврокомиссар Йоханесс Хан, он отвечает за политику соседства и расширение. Визит с самого начала получился красноречивым: глубокой ночью, сразу по приезду в Украину, еврокомиссар встретился с активистами, которые борются за правду об убийстве Екатерины Гандзюк. Призвал провести адекватное расследование, тем самым показав, что фарс, который правоохранители пытаются выдать за расследование, неприемлем.

Затем он, конечно, встретился с министром иностранных дел Климкиным, с премьер-министром и в конце дня с президентом. Но ещё – успел встретиться с директором НАБУ Артёмом Сытником. И как раз о работе Бюро еврокомиссар отозвался теплее всего, упомянув и о давлении, которому НАБУ постоянно подвергается.

«Выборы» в ОРДЛО как заморозка конфликта

Кроме того, вспомнил о деле Холодницкого. Наши политики смогли замять тему с антикоррупционным прокурором, которого НАБУ уличило в «сливе» расследований. Но ведь и вправду – Холодницкий утратил доверие и перестал быть независимым, попав в итоге под крышу «Народного фронта». Кстати, уничтожено доверие и к Агентству по предотвращению коррупции, которое должно заниматься проверкой электронных деклараций. Его работа фактически заблокирована, а декларации лежат мёртвым грузом. Об этом говорил еврокомиссар в Киеве, но заметьте – об этом неизменно молчит президент.

Важный пункт для еврокомиссара – Общественное телевидение. Это ещё одна тема, покрытая политическим молчанием. «Суспільне» фактически задушили, урезав бюджет. То, что могло изменить правила для всей телевизионной отрасли, вынуждено бороться за выживание. И это тоже был жест со стороны Хана: хотя украинские политики и боятся появления независимого вещателя, Евросоюз не оставит эту тему.

И знаете что? Нет даже новости на сайте президента о вот таком визите еврокомиссара в Украину и о встрече, собственно, на Банковой. Порошенко обычно не упускает возможности покрасоваться рядом с любым западным деятелем. А тут – тишина. И это красноречивая тишина. Особенно если учесть, что сам-то еврокомиссар о встрече отчитался.

Неужели президент, который смог настолько приблизить автокефалию, не может навести порядок в Херсоне или Одессе, чтобы там прекратился беспредел, перерастающий в нападения на активистов? Неужели президент, который смог организовать национализацию «Приватбанка», не может организовать отставку Холодницкого и разблокировать работу антикоррупционных органов? Неужели президент, который смог разморозить отношения с США после победы Трампа, не может обеспечить создание адекватной модели финансирования «Суспільного», чтобы общественный вещатель всё-таки смог решить ту задачу, которая перед ним ставилась? Неужели президент, который смог наладить оборону, не может довести до конца реформу госслужбы и обеспечить работу судебной системы так, чтобы ею нельзя было манипулировать?

Да может, конечно. Но не хочет. Интересы не совпадают – личные и национальные. Хотя Порошенко оказался весьма сильным президентом, он ясно очертил границы применения своей силы. Стоит ли продлевать существование таких вот границ ещё на пять лет? Пока большинство избирателей отвечает негативно на этот вопрос. И томоса точно не хватит, чтобы переубедить их.

Дмитрий Литвин, Liga.net