Политика

«Operation Infektion»: кто проводит современные «активные мероприятия» российских спецслужб

06 декабря 2018

Издание  «The NewYork Times» опубликовало расследование «Operation Infektion» о методах и участниках активных мероприятий советско-российской разведки.

Издание  «The NewYork Times» опубликовало расследование «Operation Infektion» о методах и участниках активных мероприятий советско-российской разведки. Активные мероприятия — операции спецслужб, направленные на воздействие на общественное мнение других стран, на действия отдельных лиц, государственных и общественных организаций. Цель – оказать выгодное влияние на представляющие интерес области политической жизни стран, их внешнюю политику, решение международных проблем, ввести противника в заблуждение, подорвать и ослабить его позиции, сорвать его замыслы и достигнуть других целей. Об этом пишет Сергей Ильченко на сайте Guildhall.

«The New York Times» нашло шпионов КГБ, которые придумали тактику дезинформации советских спецслужб и которые рассказали о ней и о некоторых своих громких операциях. Например, как они придумали и распространяли целенаправленную ложь об Америке: что СПИД был разработан ЦРУ как биологическое оружие. Или что Джордж Сорос руководит мировыми заговорами.

При этом за кадром расследования остался современный этап развития этого направления разведки.

Мы попробуем ответить на вопрос, кто сейчас может выполнять работу в интересах современной России — собрав наиболее вероятных сотрудников российских спецслужб.

В первой части разговор пойдет об Олеге Кашине.

Олег Кашин: оппозиционер, журналист или гэбэшник?

Проживающий в Лондоне российский журналист, член Координационного Совета Российской оппозиции (КСРО) Олег Кашин  активно включился в работу по забалтыванию нападения на украинских моряков в Керченском проливе. Сценарий стандартный: на сайте Republic в статье «Это не война» Кашин убеждает читателя, что вся история с моряками «выглядит так, словно кто-то нашел запылившуюся папочку 2003 года с наработками технологов “Родины” по поводу Керченского пролива, а потом долго сидел, склонившись над картой».

Кашин вообще неравнодушен к украинской теме. Например, рассуждая о вкладе разных народов в историю Российской Империи и СССР  он заявил в эфире “Эхо Москвы”:“Глупо отрицать, что у одних (народов) вклад больше, у других — меньше, а третьи вообще украинцы.

«..то, что сказал Кашин, причем, наставал на этой своей позиции, это нацизм. Классический нацизм, который делил народы на полноценные и неполноценные», – моментально отреагировала главред оппозиционного журнала “TheNewTime” Евгения Альбац, пообещав разорвать все отношения с Кашиным и Republic, где Кашин является постоянным колумнистом. Что до самого Кашина, то он, по мнению Альбац, “он был кремлевской подстилкой, потом его чуть не убили, он пытался быть приличным человеком. Но сейчас это просто запредельное что-то”.

* * *

Кашин регулярно появляется на сайте “Эхо Москвы”, и в той же передаче, в которой рассуждал о вкладе украинцев, отметился еще рядом заявлений, которые позволяют увидеть его политический портрет подробнее.

Коснувшись истории с ГРУшниками-убийцами в Солсбери Кашин упорно пытался «перевести стрелки» с России на Великобританию: мол, это примитивная попытка Лондона отвлечь общественность от Брексита. Он отвергал и версию убийства начальника ГРУ Коробова, странно умершего через два года после смерти своего предшественника на этом посту:  – мол, Андропов и Черненко тоже умерли с интервалом в год,поскольку были старенькие и больные, и Коробов тоже болел.

Сказал Кашин и пару слов о себе: «Более того, мои друзья патриоты в Москве, русские националисты, имперцы…». И о своей биографии: «…калининградский мальчик Олег Кашин рисовал свастику на доске и писал «Русское национальное единство», «…а на «Крузенштерне», на паруснике нашем легендарном 4 июля 2000 года мы, будучи в городе Нью-Бедфорд, штат Массачусетс, сорвали с какого-то дома частного американский флаг и, будучи людьми осторожными, уже на судне – принесли его и сожгли».

*  *  *

Еще один скандал Кашин спровоцировал в начале октября, когда на пике скандала вокруг Солсберецкого шпиля оригинально высказался по актуальному вопросу:  стоит ли помогать англичанам, разоблачая ГРУ? Именно так была озаглавлена статья Кашина, вышедшая на Republic.  Его ответ был: нет, нельзя.  И вообще, нужно соблюдать сугубую осторожность, поскольку “международный публичный интерес к ГРУ ставит сегодня перед антипутински настроенными россиянами вопрос о допустимости государственной измены”, а “помогать иностранным спецслужбам, разоблачая агентов ГРУ, аморально, да и приведет это только к тому, что государство потратит очередные миллионы на затыкание прорех в безопасности”. Российское же государство, как считает Кашин, следует любить и беречь, поскольку “ни одно [кроме российского] государство на свете не заинтересовано в том, чтобы обычным русским людям было хорошо”.

Поразительно, но мнение Кашина один в один совпало с мнением другого автора Republic, Владимира Фролова, бывшего  российского шпиона, курировавшего завербованного ГРУ еще в 1979 году работника ФБР Роберта Хансена, а ныне – эксперта в области российско-американских отношений. Фролов первым предостерег  “коллег-журналистов”, что, мол,  не стоит им “усердствовать в разоблачении действующих сотрудников российской разведки под прикрытием”.  “Эта информация является гостайной, и ее раскрытие — уголовное преступление”,- предупредил Фролов.

Но если кто-то плавает как утка, выглядит как утка и крякает как утка, это, скорее всего, утка.  И если отставной шпион Фролов и независимый журналист Кашин пишут одно и то же, обеляя наемных убийц, то какая между ними принципиальная разница?

* * *

Хотя… Может быть, есть разница в их биографиях?

С Фроловым все просто – это карьерный шпион, выпускник Военного института Минобороны, готовящего офицеров спецслужб. Олег Кашина шел из Москвы в Лондон более извилистым путем, но пара моментов его биографии заслуживают внимания.

Для начала стоит вспомнить 2006 год. Тогда Россию сотряс скандал вокруг “дела рядового Сычева”  –  солдата срочной службы, искалеченного сержантом и оставшегося без ног. На свет полезло то, о чем все знали, но не писали публично: без издевательств над срочниками совково-российская армия разбежалась бы, и потому эти издевательства негласно поощряются.

И тогда Кашин взял на себя роль адвоката Минобороны.  В статье “Ложь в деле рядового Сычева” в газете “Взгляд” – частном издании, которое курировало Управление внутренней политики АП РФ, –  были и демонстранты, носившие по Праге труп убитого полицейскими студента, который оказался живым, встал и пошел. И ложь о расстрелах венгерского населения, способствовавшая свержению Чаушеску. После такого солидного разогрева Кашин и скормил читателям утку о хроническом заболевании Сычева, из-за которого он, мол, и остался без ног – а совсем не из-за неуставных отношений в армии.

Которую, к слову, возглавлял тогда карьерный шпион, генерал 1 управления КГБ, коллега и друг Владимира Путина Сергей Иванов. Через год после скандала, в 2007, Иванова даже рассматривали на роль местоблюстителя Путина. Иванов, скорее всего, и был заказчиком кампании по отбеливанию МО — которую поручили журналисту Кашину. Или может не журналисту Кашину, а агенту спецслужб Кашину, работающему под «прикрытием» журналиста?

Нарвавшись на гражданскую обструкцию (тогда в России это еще было возможно!) Кашин, ставший нерукопожатным, на некоторое время из виду, продолжая тереться в кругах националистов. Но в ноябре 2010 года Кашина избили до полусмерти: были диагностированы переломы верхней и нижней челюстей, кисти, голени, травматический отрыв двух фаланг пальца левой руки и черепно-мозговая травма. Врачам пришлось вводить его в искусственную кому и дважды оперировать.

История с покушением на Кашина может показаться целиком подлинной – именно из-за тяжести полученных им травм. При этом нельзя исключать, что в действительности это была  спланированная операция внедрения: покушение с серьезным физическим ущербом для агента — стиль, находящийся в арсенале российских спецслужб. Риск становится платой за достоверность – и основанное на ней доверие. Или же элементарно Кашин попал в межведомственные разборки, результат которых решено было использовать на полную катушку для работы.

Избиение позволило Кашину не только восстановить пошатнувшуюся репутацию, но даже получить нимб мученика, став “видным оппозиционером”. А в 2014, уже из Швейцарии, он, укрепляя легенду “пострадавшего”  и “оппозиционера” подал в Европейский суд по правам человека жалобу на бездействие следователей. Благо, что Россия на решения ЕСПЧ все равно плюет.

История эмиграции Кашина тоже любопытна.  В мае 2013 года, он переехал в Швейцарию вместе с женой, получившей контракт в международной компании, но регулярно бывал в России, работая для “Slon”, “Colta”, “Свободная пресса” и “Sputnik&Pogrom”- специфические ресурсы, с ощутимым запашком спецслужб и черносотенщины. В июне 2015 объявил о возвращении в Россию в связи с завершением контракта жены, а уже в апреле 2016 переехал в Лондон, как видный деятель оппозиции, которому находиться в России небезопасно.

Для сравнения тут можно также вспомнить экс-директора Института стран СНГ Владимира Корнилова, который переехал одно время в Гаагу тоже из-за контракта жены, и стал там активно работать против Украины на референдуме в Нидерландах.

Путь Кашина на Запад полностью укладывается в рамки стандартного внедрения туда российских пропагандистов. Зачем? А тем, кто пишет оттуда доверия и у европейцев, и у россиян больше. Все эпизоды этого пути прекрасно укладываются в стандарты «активных мероприятий», типичных для российской разведки.

По сути, свою роль он вполне откровенно высказал в интервью на “Эхе Москвы”, обрисовывая внутреннюю русскую действительность: «И, наверное, это как бы новый стиль пропаганды, новый стиль общения власти с обществом, когда, собственно, на уровне управдома может быть абсолютная свобода. Вот управдома – пожалуйста, можно, вообще, на вилы, свергай, что угодно, а выше – пожалуйста, не надо. Понятно, что, наверное, это такой громоотвод, как модно было одно время говорить…».

Помимо такого увода дискуссий на третьестепенные темы и их забалтывания, перед агентами, такими как Кашин, ставится также задача разложение российской оппозиции изнутри, путем провоцирования там ссор и конфликтов.

По рабочей легенде Кашин позиционирует себя как противник Путина. При этом устраивает Кашина в России абсолютно все, включая аннексию Крыма и войну на Донбассе – кроме тех, кто “делает бизнес на конфликте с Западом”, и, отчасти, Путина, больше по причине несозвучности его веяниям времени.

Это стало уже общей тенденцией: кремлевские спецслужбы до предела насытили ряды российских оппозиционеров своими закладками, позволив им для создания легенды умеренно-критическую риторику в адрес небольшого круга конкретных лиц. Такие закладки, находясь под  защитой или выведенные за пределы России, ничем не рискуют, и, будучи в связи с этим конкурентоспособнее, шаг за шагом замещают оппозицию ее симулякром.  Процесс, в основном, завершен: в среде российских оппозиционеров остались либо безопасные для власти говоруны, либо ФСБшныемарионетки.  Так Кремль одновременно играет и “черными”, и “белыми”.

Таким образом, единственным отличием между провалившимся шпионом Фроловым и еще не провалившимся Кашиным оказывается то, что Фролов вынужден защищать ГРУ из Москвы, а Кашин может пока позволить себе делать это из Лондона.

Сергей Ильченко