Концептуально

Расторгнутый договор с Россией — шаг к победе Украины

06 декабря 2018

Возможна ли дружба между рабами и свободными людьми? Едва ли. А значит, расторжение Большого договора между Россией и Украиной было верным и давно назревшим шагом.

Напомню, что Большой Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Российской Федерацией вступил в силу с 1 апреля 1999 г., с момента обмена ратификационными грамотами, сроком на 10 лет, и подлежал автоматическому продлению на очередные 10 лет в том случае, если ни одна из сторон не выскажется против его пролонгации.  Так вот, украинская сторона на исходе очередного десятилетия высказалась против: 277 депутатов поддержали сегодня президентский законопроект № 0206  о прекращении действия БД, пишет Сергей Ильченко в Деловой Столице.

В законопроекте, уже ставшем законом, ясно указана и причина этого шага:  «Учитывая вооруженную агрессию Российской Федерации против Украины». Впрочем, БД прекращает свое действие только с 1 апреля 2019 г., так что пока мы с Россией еще формально дружим. Ну а дата 1 апреля приобретет теперь в Украине еще один оттенок звучания, став днем шага в сторону от Страны Дураков, считающей себя, как пелось в одной песне 90-х , «страной не дураков? а гениев».

Каковы же будут последствия этого шага? Последствия юридические — достаточно очевидны, они прописаны в принятом законе: с 1 апреля 2019 г. Украина свободна от любых обязательства по Большому Договору в дальнейшем. Но расторжение БД никак не повлияет на права и обязательства Украины, возникшие в период его действия. Таким образом, все международные иски к России, связанные с нарушением ею действовавшего Большого Договора, остаются в силе. А все разговоры о том, что границы между Украиной и Россией были прописаны только в БД и что его расторжение лишит Украину правовых оснований для борьбы за возврат Крыма и оккупированной части Донбасса, полностью лишены оснований.

Тут, правда, надо заметить, что на БД было завязано и множество более мелких — и более существенных для рядовых граждан соглашений, так что до 1 апреля будущего года вся законодательная база Украины должна быть подвергнута ревизии, но очень уж больших сюрпризов здесь все равно не ожидается.

А вот последствия исторические и идеологические будут уже намного серьезнее. Конечно, и до расторжения БД можно было сколько угодно говорить о том, что «мы не братья» и «Россия нам враг», но при формально действующем договоре такие заявления выглядели как минимум несерьезно. С чисто же юридической стороны Большой Договор, оставаясь все еще действующим, неизбежно оставлял множество лазеек для разного рода взаимодействий с Россией.

Это было скверно: рост торговли со страной-агрессором, когда, к примеру,  минимум 80% топлива на украинском рынке имеет российское происхождение, представляется ненормальным явлением. Ненормальным хотя бы потому, что Россия в любой момент может создать сбой в этих поставках, идущих в основном через Беларусь. Не говоря уже о том, что Москва может и просто проглотить Беларусь, и как ни пытается подстраховаться Лукашенко, шанс на это все равно есть и будет всегда. Сбой же в поставках топлива в условиях войны может иметь катастрофические последствия.

При этом пример с топливом вовсе не единственный. Таких примеров можно привести довольно много. Объемы и номенклатура взаимных поставок сегодня оставляют России слишком много рычагов для влияния на нас.

Слишком близкие отношения со страной, ведущей ограниченную (пока — ограниченную, но могущую в любой момент перейти в полномасштабную) войну против Украины, захватывающей ее граждан, являющейся прямой и самой главной угрозой существованию украинского государства и украинской нации, ненормальны еще и потому, что они неизбежно размывают наше восприятие противостояния с Кремлем, снижая его до уровня «злого Путина», «конфликта политиков» или даже «предвыборных маневров».  А это делает нас слабее в нашем противостоянии агрессору.

Разумеется, наши отношения с Россией складывались веками и разорвать их в один миг невозможно. Они — неизбежный рудимент нашего прошлого, нашего пребывания в составе рухнувшей Российской империи. Пребывания, надо сказать, вовсе не равноправного, а, напротив, угнетенного и униженного. Эти рудименты нуждаются с системном и длительном демонтаже, а действующий БД был плотиной, сдерживавшей поток, необходимый для расчистки этих авгиевых конюшен. На него опиралось слишком много экономических и социальных соглашений с Россией: признание пенсий, дипломов и т. п. Сейчас всей этой близости, неуместной в сложившейся ситуации, настает конец.

Почему это так важно? Потому что наша вражда с Россией носит глубоко концептуальный характер, и вовсе не Путин является ее причиной.  Напротив, Путин взорвал заведомо проигрышную для Украины ситуацию. Кремлевский карлик оказался неумелым и глуповатым игроком, нарушившим равновесие, длившееся десятилетиями и неизбежно приводившее к постепенному, хотя и медленному, перевариванию Россией украинской независимости.

Конечно, на начальном этапе  Большой Договор обеспечил Украине некоторую передышку, спася ее от немедленной российской агрессии. Но вместе с тем и БД, и весь шлейф соглашений о сотрудничестве, подвешенный на него, создавал иллюзию возможного мира, хотя, по сути, экономическая и информационная война против Украины велась Россией с момента провозглашения нашей независимости. БД же маскировал этот факт, мешая осознанию принципиальной разницы между Россией и Украиной, совершенно не связанной ни с фигурой Путина, ни с какой-либо еще персоналией.

Как подписывался и кто «убил» договор о дружбе с Россией

Зримо эта разница начинает проявляться там и тогда, где и когда обычные люди, украинцы и русские, выходят на улицы, чтобы отстоять свои попранные властью права. Русские при этом способны только на «бунт на коленях» — они без сопротивления позволяют паковать себя в автозаки и безропотно собирают деньги на уплату штрафа, наложенного на популярный журнал.  А украинцы, в отличие от русских, способны на сплочение перед лицом властного произвола и на организацию сопротивления, в том числе и вооруженного. Как раз по этой причине — как символы народного вооруженного сопротивления, наводящего ужас на российские власти, ОУН-УПА и их современные наследники и ненавидимы  Москвой до судорог, истерик и пены изо рта цепных пропагандистов.

К слову, сегодня, в один день с непродлением БД, Верховная Рада сделала и важный шаг по восстановлению исторической справедливости в отношении всех борцов за украинскую независимость. Депутаты внесли изменения в перечень участников боевых действий, прописанный в законе «О статусе ветеранов войны», и если ранее участниками боевых действий признавались только те воины УПА, которые воевали против немецко-фашистских захватчиков в 1941-1944 годах, и были реабилитированы как жертвы политических репрессий, то в новой редакции ими считаются все лица, которые в составе УПА, «Полесской Сечи» атамана Бульбы-Боровца, Украинской народной революционной армии (УНРА), вооруженных подразделений ОУН, воевали не только против Третьего Рейха, но и против СССР в 1944-1956 годах, а также и позднее. Такое совпадение по дате глубоко и приятоно символично.

Но вернемся к различию между двумя нашими народами. Приведенный выше пример демонстрирует его с очевидной наглядностью. Украинцы — свободные люди, и граждане своей страны, в то время как русские —  подданные Кремля, то есть, те, кто обязан платить Кремлю дань, а Государство Российское, в свою очередь, не обязано им ничем, видя в них просто свою собственность, о чем русским и говорят, уже совершенно открыто.

Возможна ли дружба между рабами и свободными людьми? Едва ли. Возможны ли отношения между политиками, существующими в пространстве свободных людей и политиками, управляющими полутора сотнями миллионов рабов?  Возможны. Но такие отношения неизбежно будут порождать соблазны для политиков, вынужденных считаться  с мнением граждан, поскольку положение их визави, ограниченных только подковерными играми между собой, будет гораздо комфортнее. Впрочем, и рядовым свободным гражданам общаться с рабами, как людьми психологически сломленными и социально неполноценными, морально крайне вредно. Бацилла рабства и покорности очень заразна.  Это, к слову, отлично понимают в уголовном сообществе, где общение между теми, кто не сломлен и теми, кто опущен  — табу.  Так вот, ровно таким же зашкваром является для украинца общение с русским. Русским, подчеркну, не по записи в графе «национальность». Не по паспорту России. И не по языку даже — хотя, конечно, все более широкое распространение в украинском быту и информационном пространстве украинского языка и постепенно вытеснение русского тоже важно, ибо незачем тем, кто недостоин общения с нами слишком много понимать, о чем мы говорим между собой. Но все это далеко не главное. Главное — состояние духа. Именно тут и проходит граница между русским и украинцем.

Признав это как факт — а не признать это сложно, поскольку все абсолютно очевидно, нам придется признать и то, что русские действительно неполноценны, что они социально неполноценный народ.  И не надо кричать о том, что что-то такое говорил Гитлер. Во-первых, если Гитлер, к примеру, любил автомобили «Мерседес», это еще не причина отказываться от них. А, во-вторых, Гитлер, с его расологией, говорил совсем о другом. Различия между русскими и украинцами определяет вовсе не генетика — хотя, наверное, какой-то вклад вносит и она: было бы странно, если бы полтысячи лет отрицательного отбора совсем уж не сказались бы на русской нации, в конце концов, способность к независимому поведению до некоторой степени обусловлена и генетически. Но все же главным фактором тут выступает не генетика, а окружение и полученное воспитание. Так вот, в условиях, когда два таких народа, один из которых неполноценен социально, соприкасаются слишком близко, в семьях другого народа тоже могут вырастать социально неполноценные дети. Дети, которым комфортнее жить в обществе разделенном на рабов и хозяев. Для краткости — русские. Да, социальные инвалиды русского образца могут появляться в семьях украинцев при слишком тесном общении с россиянами.  И таких случаев, к сожалению, масса. Так что состоять в тесных отношениях с государством, способствующим воспроизведению, поколение за поколением, социальных калек, безусловно, вредно.

Кстати, последствия тесного общения с русским народом очень зримо видны как в самой Украине и в странах бывшего соцлагеря.  От этих социальных болезней, подхваченных от русских всем нам предстоит лечиться еще очень долго, поскольку мы, как это ни печально, изрядно ими заражены. И вот, просто чтобы не усугублять ситуацию, нам нужно строить стену, отделяющую нас от социального чумного барака, с которым мы соседствуем. Так вот, расторжение БД  уже всерьез закладывает юридический фундамент этой будущей стены.

А когда между нами будет воздвигнута стена, и мы начнем последовательно излечиваться от занесенной из России социальной немощи, мы сможем яснее увидеть и другие важные вещи. Например, тот факт, что одновременное существование рабской России и свободной Украины невозможно. А, значит, большая война между нами, с только одним народом, выжившим в финале, неизбежна. Это, разумеется, не повод для паники — это повод для того, чтобы подготовится к ней — и победить. И расторжение БД — первый шаг к нашей будущей победе.

Слава Украине!

Сергей Ильченко, Деловая Столица