Обзоры

Почему закупка Украиной турецкого беспилотника Bayraktar TB2 — это круто

12 января 2019

Сегодняшняя новость о подписании соглашения о закупке для украинской армии ударного бесплотного комплекса Bayraktar TB2 стала топовой — и она заслуживает этого. И с политической, и с военной, и с промышленной стороны.

Подробности излагает в своем ФБ Сергей Згурец, руководитель Defense Express.

Чому закупівля ударного турецького «безпілотника» Bayraktar TB2 для України – це круто. Трохи нових деталей …

Опубліковано Сергієм Згурцем Субота, 12 січня 2019 р.

Надо отметить, что первоначально Турция не была готова продать Украине новый ударный оперативно-тактический БПАК. Ситуация менялась постепенно, в том числе и в прямой связи с  действиями России — особенно после того, как в феврале 2017 трое турецких военных погибли, а одиннадцать были ранены в результате российских авиа ударов на севере Сирии. Но решающую роль в подписании контракта сыграли отношения на уровне президентов двух стран. Об этом, как пишет Згурец, ему говорили и спецэкспортеры, и военные, причастные к подписанию контракта.

Это также положительно повлияет на быструю поставку в Украину первой партии беспилотных самолетов  — несколько БПЛА, несколько пунктов управления и некоторое количество  управляемых ракет.

«Мы считаем, что это современный комплекс, который отвечает всем нашим требованиям, это позволит специалистами отдельного полка беспилотных летательных аппаратов Воздушных Сил приобрести опыт использования и применения таких систем, которых раньше у нас не было. Это повысит возможности наших Воздушных Сил по решению как ударных, так и разведывательных задач. В перспективе этот опыт будет нужен по работе с беспилотными комплексами такого класса собственного или совместного производства», — цитирует Згурец анонимного представителя Минобороны.

«Теперь, собственно, уже от наших военных будет зависеть, как быстро они овладеют новой техникой, отработают концепции применения этого комплекса — включая возможность выполнения как ударных, так и разведывательных миссий, — пишет Згурец. — Последнее, на мой взгляд, очень важно, учитывая развитие и серийное производство ракетных систем и комплексов типа «Ольха-М» и «Нептун».»

Официальные  ТТХ Bayraktar TB2 (ударный беспилотник оперативно-тактического уровня):  максимальная взлетная масса — 560 кг, полезная нагрузка — 50 кг, размах крыла — 12 м, продолжительность полета — 24 часа, радиус действия в 150 км. Но 150 км — это гибкий показатель, он ограничивается дальностью действия радиоканала управления и телеметрии, способностью получения оператором информации с сенсоров оптико-электронной системы БПЛА в режиме времени, близком к реальному — то  есть, то что необходимо при выполнении ударных миссий. Однако максимальная дальность полета Bayraktar TB2 составляет 4000 км. То есть, при выполнении полета по запрограммированному маршруту реальная глубина выполнения разведывательного задания намного больше, чем боевой радиус в 150 км для «ударной» работы.

«Теперь о живучести, — продолжает Згурец. — Да, беспилотник можно сбить. Но по оценкам военных, в зависимости от дальности и высоты его применения вероятность его обнаружения и уничтожения составлять 0,3 — 0,6. Это меньше, чем у любого пилотируемого самолета — боевого или разведывательного. При этом беспилотник в комплексе — не один. Также следует помнить, что любое оружие, по сути, является расходным материалом. По такому принципу нельзя относиться разве что к своим воинам».

Турецкий беспилотник также способен работать в условиях мощного радиоэлектронного противостояния. Программное обеспечение системы анти-РЭБ «Bayraktar TB2» позволяет его экипажу своевременно выявлять работу средств РЭБ противника, оценивать степень их влияния на спутниковую навигационную систему, и продолжать выполнять полетное задание в условиях воздействия средства РЭБ. В ходе демонстрационных полетов БПАК Bayraktar TB2 и испытаний с участием украинских военных и специалистов «Укрспецэкспорта» была продемонстрирована эффективная работа систем самолета в условиях применения средств РЭБ.

Испытания проводились на аэродромах Турецкой Республики, и в ходе выполнения реальных боевых полетов на границе с Сирийской Арабской Республикой — в условиях применения средств РЭБ. В одном из полетов при полном подавлении работы навигационной системы, БПЛА продолжил полет в ночных условиях и выполнял задачи по наблюдению наземных целей исключительно за счет работы инерционной системы комплекса.

Згурец также полагает, что на контракт на поставку беспилотника может послужить стартовой площадкой для развития широкого сотрудничества украинского и турецкого ВПК. «Могу предположить, — пишет он, — что к секторам, которые интересуют Турцию, прежде всего относится потенциал нашего двигателестроения. В свое время Турция искала хороший танковый двигатель под свой танк «Алтай» и под самоходную гаубицу «Фертина». Но в формате мощности 1500 л.с. — это наш 6ТД-3, который предстоит испытывать в серии.

Еще более актуальный вопрос для Турции — авиадвигатели для БПЛА более мощного класса, чем Bayraktar TB2. При этом Турция имеет опыт отрицательный работы с европейсикми производителями, когда австрийская компания отказалась от поставов турецкому заказчику. Потенциал запорожского КБ «Прогресс», входящего в состав концерна «Укроборонпром», вполне может удовлетворить текущие и перспективные потребности турецких авиастроителей в таких агрегатах — и снять риски для Турции, связанные с поставками таких узлов из Европы».

Сергей Згурец