Политика

Анти-вата. Как Украине использовать опыт прибалтов для создания партии «анти-Медведчук»?

10 февраля 2019

Власть не инициировала политический проект, учитывающий интересы бывшего бело-голубого электората, поэтому Кремль и его адепты дальше разыгрывают карту юго-востока. Что можно сделать?

Об этом пишет Сетевой Оракул в «Деловой Столице».

 

До внеочередных выборов президента и парламента в 2014-м избиратели юга и востока Украины отдавали предпочтение сначала коммунистам, потом «регионалам» и коммунистам. Этот дуэт иногда разбавляли социалисты — обычные и «прогрессивные». Выборы 2014-го внесли серьезные коррективы: по итогам президентской кампании Сергей Тигипко, ранее представлявший Партию регионов, стал пятым с 5,23%, Михаил Добкин — шестым с 3,03%, Петр Симоненко с 1,5% — девятым, а Юрий Бойко только четырнадцатым, набрав 0,19%. На парламентских выборах, а они проходили уже после целого ряда кровопролитных сражений на Донбассе, экс-«регионалам» из «Оппозиционного блока» удалось победить в Днепропетровской, Донецкой, Запорожской, Луганской и Харьковской областях, в Николаевской и Одесской они были вторыми, в Херсонской третьими.

За почти пять лет с того голосования поддержка проукраинских партий и политиков в этих регионах скорее уменьшилась. Однако социологические опросы демонстрируют не только рост поддержки пророссийских сил, но и усилившуюся политическую апатию жителей этих регионов. Сегодня среди выдвиженцев в президенты нет ни одного, кто бы мог сказать: «Я — кандидат от юго-востока», не соврав при этом. Зато хватает политических игроков, спекулирующих на лояльности к России, к русскому языку, к филиалу русской церкви в Украине, на антизападных и особенно антиамериканских стереотипах, глубоко укоренившихся в сознании избирателей востока и юга еще со времен СССР. Тем самым играя на руку стране-агрессору, откуда регулярно звучат требования особого статуса для Донбасса, федерализации Украины, внеблоковости и так далее.

В последнее время в этом особенно поднаторел кум Путина Виктор Медведчук. Прозвучавшая от него идея автономии для Донбасса подвигла прокуратуру начать расследование против этого одиозного персонажа. А в четверг он назвал внесение изменений в Конституцию относительно НАТО и ЕС «циничным оскорблением мнения другой части населения». А ранее, когда было введено военное положение, Медведчук заявлял: это шаг против интересов жителей юго-востока. Проще говоря, сегодня этот политик предпринимает агрессивную попытку вернуть избирателей значительной части страны в пророссийское русло.

С 2014 г. они находятся в состоянии дезориентации: Партия регионов и коммунисты канули в небытие, «Оппозиционный блок» часто подставляет плечо провластной коалиции, к тому же в канун президентских выборов он развалился, социалисты также в расколе и слабы. «Своих» — нет. Этот вакуум и пытается заполнить Медведчук. Цель его понятна — к парламентским выборам «возродить» веру избирателей юго-восточных регионов в возможность вернуть все, как было до 2014-го. России и Медведчуку очень нужна многочисленная фракция в Верховной Раде. Но что этим хотелкам готова противопоставить власть?

Сразу скажем: она потеряла пять лет, она целенаправленно не работала с этим электоратом, потому сегодня пророссийские политики спекулируют на тех же мифах, на которых спекулировали коммунисты, «регионалы», Витренко. В 2015-м, под местные выборы, была предпринята попытка создания «Партии регионов с человеческим лицом» — «Наш край». Ее составили из мэров, местных крепких хозяйственников, депутатов разных уровней. Эти люди верой и правдой служили ПР и Януковичу, но после Майдана частично переобулись. «Наш край» получил неплохой результат именно в южных и восточных областях, помешав «Оппоблоку» захватить большинство в ряде местных советов.

После этого успеха даже зашла речь о создании в парламенте депутатской группы «Наш край», чтобы проект развивался на более высоком уровне. Но дальше разговоров дело не пошло. Фактически партию заморозили и разморозят ближе к парламентским выборам. Но так за умы избирателей не борются. Из-за пассивности власть заведомо ставит себя в проигрышную ситуацию.

Вместо этого давно следовало не публично инициировать создание движения или партии, лидеры которой говорили бы о проблемах промышленных регионов без раскольнических тем языка, церкви, геополитического вектора. В 1990-х эти темы не были ключевыми. Когда шахтеры Донбасса стучали касками в Киеве перед Кабмином, когда останавливались предприятия, разговор шел исключительно в социально-экономической плоскости — политики и руководители заводов, «красные директора», требовали от центральной власти понятных правил игры и большей свободы регионам.

То есть в своих жизненных интересах люди, живущие на юге и востоке, ничем не отличаются от остальных граждан государства. И им не нужны Медведчук, Вилкул, Мураев, пугающие НАТО, им необходимы политики, которые отстаивают их социальные права. Чем успешнее они бы это делали, тем быстрее развеивались бы стереотипы, насаженные советской и развитые российской пропагандой.

Вспомним о результате Тигипко образца 2014-го. Это был сигнал от части избирателей о готовности поддерживать силы, способные вести диалог между Киевом и юго-восточными регионами без взаимных претензий. Второй сигнал был во время местных выборов 2015 г., когда успешно выступил «Наш край».

Достойный заимствования опыт сосуществования в условиях длительного и подпитываемого Россией раздора есть в прибалтийских странах. В российских СМИ о жизни русских в Литве, Латвии и Эстонии написаны только ужасы. Но на самом деле там создана понятная система: хочешь иметь хорошо оплачиваемую работу и участвовать в политической жизни страны, то есть реально защищать свои права и права соплеменников — учи язык и живи по общепринятым правилам. В той же Латвии, например, есть несколько русских партий, наиболее крупная — «Согласие» во главе с мэром Риги Нилом Ушаковым — на выборах осенью прошлого года получила самую высокую поддержку, но в правящую коалицию не вошла. Хотя эта партия и имеет поддержку в РФ, однако ее представители не нацелены на прямой конфликт с латышами. Скорее — на равноправный диалог.

А вот все проблемы русскоязычных в Прибалтике — неполноценное гражданство, безработица, оплата труда ниже, чем у коренных жителей и так далее — итог поддержки «русского мира». Впрочем, хоть они жалуются на жизнь, но в Россию не возвращаются.

Если не подтолкнуть из центра процесс создания политических сил, которые шаг за шагом будут формировать сознательного проукраинского избирателя на юге и востоке Украины, мы рискуем  снова проиграть России борьбу за голоса юго-востока.

 Сетевой Оракул, «Деловая Столица»